—частливого нового года от критики24.ру критика24.ру
¬ерный помощник!

–≈√»—“–ј÷»я
  вход

¬ход через VK
забыли пароль?

ѕроверка сочинений
«аказать сочинение




ѕќ»— :

” нас более 100 000 материалов воспользуйтесь поиском! ¬ам повезЄт!

»де€ мысль тема и проблемы романа „то делать? по роману „то делать? („ернышевский Ќ. √.)

Ќазад

ѕубликаци€ романа Ђ„то делать?ї в 3, 4 и 5-м номерах Ђ—овременникаї 1863 года буквально потр€сла читающую –оссию. Ћагерь пр€мых и скрытых крепостников, реакционна€ и либеральна€ пресса прин€ли роман крайне недоброжелательно. –еакционные Ђ—еверна€ пчелаї, Ђћосковские ведомостиї, Ђƒомашн€€ беседаї, слав€нофильский Ђƒеньї, как и другие издани€ охранительного толка, разными способами, но с одинаковой степенью непри€ти€ и ненависти обрушились на роман и его автора.

ѕрогрессивно настроенные круги, особенно молодежь, читали роман с напр€женным вниманием и восторгом.

ѕротив клеветнических нападок на Ђ„то делать?ї выступили ¬.  урочкин, ƒ. ѕисарев, ћ. —алтыков-ўедрин, ј. √ерцен и другие видные де€тели русской литературы. Ђ„ернышевский создал произведение в высшей степени оригинальное и чрезвычайно замечательноеї, Ч отмечал ƒ. ѕисарев. ћ. —алтыков-ўедрин писал: Ђ...Ђ„то делать?ї Ч роман серьезный, провод€щий мысль о необходимости новых жизненных основї .

ƒаже враги вынуждены были признать роман €влением незаур€дным. ÷ензор Ѕекетов, сн€тый со своего поста за столь грубый просмотр, свидетельствовал: Ђѕодн€лс€ по поводу его содом, когда увидели, что нечто необыкновенное совершаетс€ между молодежью обоего пола под впечатлением этого произведени€ї.

Ќомера Ђ—овременникаї с романом „ернышевского были строжайше запрещены правительством. Ќо значительна€ часть тиража уже разошлась по стране. —отн€ми экземпл€ров Ђ„то делать?ї переписываетс€ от руки. Ќи одно художественное произведение в –оссии XIX века не имело такого общественного резонанса, не оказывало столь непосредственного воздей-стви€ на формирование революционных поколений. Ёто подчеркивали видные народники ѕ.  ропоткин, ѕ. “качев. ќб этом эмоционально и взволнованно писал √. ѕлеханов: Ђ то не читал и не перечитывал этого знаменитого произведени€?  то не увлекалс€ им, кто не становилс€ под его благотворным вли€нием чище, лучше, бодрее и смелее?  ого не поражала нравственна€ чистота главных действующих лиц?  то после чтени€ этого романа не задумывалс€ над собственною жизнью, не подвергал строгой проверке своих собственных стремлений и наклонностей? ¬се мы черпали из него и нравственную силу, и веру в лучшее будущееї.

¬скоре после шумного успеха в –оссии роман „ернышевского переводитс€ на английский, французский, немецкий, италь€нский и многие другие €зыки мира, издаетс€ и читаетс€ широко, вербу€ вдали от –оссии все новых и новых волонтеров революционного дела.

¬ли€ние „ернышевского и его романа Ђ„то делать?ї признавали такие известные де€тели международного освободительного и рабочего движени€, как ј. Ѕебель, X. Ѕотев, ∆. √ед, √. ƒимитров, ¬.  оларов,  . ÷еткин. –одоначальники научного коммунизма  . ћаркс и ‘. Ёнгельс высоко ценили революционный и литературный подвиг Ќикола€ √авриловича, называ€ его великим русским писателем, социалистическим Ћессингом.

¬ чем же секрет неув€дающего долголети€ книги Ќ. √. „ернышевского? ѕочему каждое новое поколение социалистов и революционеров вновь и вновь видит в романе Ђ„то делать?ї Ђстарое, но грозное оружиеї? ѕочему с таким волнением читаем его и мы Ч люди конца XX века, периода развитого социализма?

ћожет быть, прежде всего потому, что Ќ. √. „ернышевский первым в истории мировой литературы показал, что высокие идеи социализма и просветленна€ нравственность будущего золотого века Ч не удел небожителей и сверхчеловеков, а повседневна€ жизнь вполне пон€тных, ос€заемых Ђобыкновенных новых людейї, которых он увидел в жизни и характеры которых сделал предметом художественного исследовани€.

Ќеоспоримой заслугой писател€ €вл€етс€ естественность того восхождени€ к высотам человеческого духа и действи€ Ч из гр€зи и неподвижности мещанского мира Ђстарых людейї, Ч которое он заставл€ет шаг за шагом пройти читател€-друга вместе со своей героиней ¬ерочкой –озальской Ч ¬ерой ѕавловной Ћопуховой- ирсановой.

¬спомним самое начало его неожиданного Ђѕредислови€ї, дерзко вторгшегос€ в полудетективное начало романа: Ђ—одержание повести Ч любовь, главное лицо Ч женщина...

I. Ёто правда, Ч говорю €ї, Ч утверждает автор.

ƒа, это правда! –оман Ђ„то делать?ї книга о любви людей и о любви к люд€м, котора€ неизбежно приходит, котора€ должна утвердитьс€ на земле.

Ћюбовь ¬еры ѕавловны к Ђновому человекуї Ћопухову постепенно привела ее к мысли о том, что Ђвсем люд€м надобно быть счастливыми, и что надобно помогать этому скорее прийти... это одно и натурально, одно и по-человечески...ї Ќ. √. „ернышевский был глубоко убежден, что в среде Ђновых людейї, главными чертами которых он считал де€тельность, человеческую пор€дочность, отвагу и уверенность в достижении раз избранной высокой цели, этика социализма и революции может и должна вырастать из взаимоотношений в любви, в семье, в кругу соратников, единомышленников.

—видетельства этого убеждени€ он оставил нам не только в романе, мастерски показав в нем развитие и обогащение (от частного к общему) живого чувства ¬еры ѕавловны. ¬ одном из писем сыновь€м из сибирского далека уже много лет спуст€ он писал: ЂЌикто не может думать о миллионах, дес€тках, сотн€х миллионов людей так хорошо, как следовало бы. » вы не в силах. Ќо все-таки часть разумных мыслей, внушенных вам любовью к вашему отцу, неизбежно расшир€етс€ и на множество, множество других людей. » хоть немножко перенос€тс€ эти мысли и на пон€тие Ђчеловекї Ч на всех, на всех людейї.

ћногие страницы романа Ч подлинный гимн любви Ђновых людейї, котора€ есть результат и венец нравственного развити€ человечества. “олько реальное равноправие люб€щих, только их совместное служение прекрасной цели поможет войти в царство Ђ—ветлой красавицыї Ч то есть в царство такой Ћюбви, котора€ стократ превосходит любовь времен јстарты, јфродиты, царицы Ќепорочности.

Ётими страницами зачитывались многие в –оссии и за рубежом. ќ них с восторгом писал, например, ». ≈. –епин в книге воспоминаний Ђƒалекое близкоеї. »х выдел€л из всего романа јвгуст Ѕебель, Ђ...жемчужиной среди всех эпизодов представл€етс€ мне сравнительна€ характеристика любви в различные исторические эпохи... Ёто сравнение, пожалуй, лучшее, что XIX век до сих пор сказал о любвиї, Ч подчеркивал он.

ѕравда и то, что, €вл€€сь романом о любви, Ђ„то делать?ї Ч книга о революции, о ее нравственных началах, о пут€х достижени€ лучшего будущего дл€ человечества. ¬сем строем своего произведени€, конкретной жизни конкретных его героев „ернышевский показывал, что прекрасное будущее не может прийти самотеком, что за него нужна упорна€ и долга€ борьба. “емные силы зла, которые так конкретизированно Ђочеловеченыї в персонажах Ђстарых людейї Ч от ћарьи јлексеевны, —торешникова и многоликого в своей мерзостной пошлости Ђпроницательного читател€ї до едва обозначенных гонителей мастерской ¬еры ѕавловны, за коими угадываютс€ полицейские чины, запретительство, тюрьмы и весь накопленный веками арсенал насили€, Ч вовсе не собираютс€ добровольно уступать дорогу будущему.

ћир, враждебный подлинной нравственности и любви, должен быть сметен весенним половодьем революционного обновлени€, которого надо ожидать, но которое необходимо де€тельно готовить. »менно дл€ этого выдвигаетс€ жизнью и открываетс€ читателю „ернышевским Ђособенный человекї. —оздание образа –ахметова Ч профессионального революционера, конспиратора, глашата€, а возможно, и вожд€ будущего народного восстани€, Ч писательский подвиг Ќикола€ √авриловича. »скусство романиста и высоты Ђэзоповских возможностейї автора, умевшего и в подцензурных услови€х Ђвоспитывать насто€щих революционеровї, позволили ему сказать о –ахметове много больше, чем сказано в главке Ђќсобенный человекї.

ќднажды найденный и разбуженный к новой жизни  ирсановым, –ахметов активно вли€ет на внутренний мир всех главных героев: Ћопухова,  ирсанова, ¬еры ѕавловны, их друзей. ќн Ч катализатор и внутренн€€ пружина их поступков, как, впрочем, внутренн€€ пружина и самого романа. Ётого не видит и не может видеть Ђпроницательный читательї. Ќо читател€-единомышленника автор посто€нно приглашает прин€ть участие в этой внесюжетной линии романа.

–ахметов действительно человек особенный, из тех немногих, которые, по словам автора, Ђсоль соли землиї, Ђдвигатели двигателейї. ќн Ч рыцарь задуманного, рыцарь той —ветлой красавицы, что €вл€етс€ в прекрасных грезах ¬еры ѕавловны. Ќо как бы ни отличал автор –ахметова от других своих любимых героев, он все же не раздел€ет их непроходимой про-пастью. ј временами дает пон€ть, что при определенных обсто€тельствах Ђобыкновенные пор€дочные людиї могут переплавл€тьс€ в людей Ђособенныхї. “акое бывало и во времена „ернышевского, а еще более встречаем мы примеров в последующий нашей истории, когда скромные солдаты революции становились ее подлинными рыцар€ми, вожд€ми миллионных миссї

ќ знаменитых снах ¬еры ѕавловны, о ретроспективных аллегори€х и прозрени€х будущего в них за врем€ существовани€ романа написаны тома. ≈два ли нужны дополнительные их толковани€.  онечно, конкретные картины социалистического далека, своеобразной утопии, нарисованной смелой кистью автора Ђ„то делать?ї, кажутс€ нам сегодн€ наивными, но на читател€ прошлого века они производили сильное впечатление.  стати сказать, сам Ќ. √. „ернышевский скептически относилс€ к возможности Ђотчетливым образом описать дл€ других или хот€ бы представить самому себе иное общественное устройство, которое имело бы своим основанием идеал более высокийї.

Ќо и сегодн€шнего читател€ романа не может не увлечь та трепетна€ вера, та неизбывна€ убежденность, тот исторический оптимизм, с которыми более ста двадцати лет назад смотрел в будущее своего народа и человечества узник из Ђодиннадцатого нумераї ѕетропавловской крепости. Ќе дожида€сь приговора, что готовил ему мир самодержави€ и крепостничества, мир Ђстарых людейї, уже обреченных историей, Ќ. √. „ернышевский сам произнес этому миру свой приговор, пророчески провозгласив неотвратимость наступлени€ мира социализма и труда.

II. * *

„ернышевский закончил Ђ„то делать?ї незадолго до своего 35-лети€. ќн пришел в литературу человеком всесторонней эрудиции, твердого материалистического мировоззрени€, серьезного жизненного опыта и почти неверо€тных познаний в области филологии. Ќиколай √аврилович сознавал это сам. ¬ одном из вариантов предислови€ к роману Ђѕовести в повестиї, написанном вскоре после издани€ Ђ„то делать?ї, он говорит: Ђя столько вдумывалс€ в жизнь, столько читал и обдумывал прочтенное, что мне уже довольно и небольшого поэтического таланта дл€ того, чтобы быть замечательным поэтомї. ≈два ли надо приводить здесь другие рассуждени€ о возможном месте его в литературе как романиста. ќни, как хорошо помнит читатель Ђ„то делать?ї, полны иронической самокритики, но, по большому счету, в них есть сдержанна€ оценка своих возможностей, без самоуничижени€.

 онечно, громадный талант „ернышевского-беллетриста не смог раскрытьс€ в полную силу. “€жкий пресс цензуры и запрет даже на самое его им€ от 1863 года почти до революции 1905-го Ч одно из наиболее подлых преступлений царизма перед русским народом и мировой литературой. „итатель XIX века практически так и не узнал ни одного нового произведени€ заживо похороненного писател€. ќднако Ђ„то делать?ї, несравненна€ литературна€ судьба первого романа Ќ. √. „ернышевского, дает убедительное представление о размахе и глубине беллетристического его даровани€.

ќбщепризнанно в советском литературоведении заметное вли€ние романа „ернышевского на дальнейшую судьбу русской литературы. ќно прослежено даже в творчестве таких выдающихс€ художников, как JI. “олстой, ‘. ƒостоевский, Ќ. Ћесков, которые не смогли избежать силы воздействи€ многих идей Ђ„то делать?ї, Ч даже когда строили некоторые свои произведени€ с учетом их непри€ти€ или пр€мой полемики с ними.

 нига „ернышевского Ђ„то делать?ї принесла в литературу не только необъ€тный мир идей, не только новый жанр интеллектуального романа. ћногое вобрав в себ€ из неисчислимых сокровищ литературного арсенала, автор обогатил их, переработал силой своего таланта, а подчас сам сделал открыти€ как в области содержани€, так и в смысле оснащенности литературными приемами, сюжетными ходами, раскованностью видимого авторского участи€ в самой ткани, архитектонике произведени€.

»сследователи справедливо отмечают, например, что истоки такого литературного приема, как сны ¬еры ѕавловны, надо усматривать в радищевской ѕр€мовзоре из главы Ђ—пасска€ полостьї знаменитого Ђѕутешестви€...ї. Ђ—естра своих сестер и невеста своих жениховї Ч талантливое продолжение образа той, котора€, по воле јлександра –адищева, снимала бельма с глаз, по вид€щих реальности подлинной жизни.  онечно, „ернышевский учитывал опыт Ђ≈вгени€ ќнегинаї и Ђћертвых душї, когда смело вводил в роман не просто отдельные авторские отступлени€, лирические размышлени€, а самого автора но плоти, характере, силе сарказма или уважени€ к многоликому читателю, который сам оказываетс€ нередко героем и участником повествовани€.

Ћ н способности „ернышевского к созданию зримых, Ђкультурно-ос€заемых типов Ђстарых людейї Ч таких, как родители ¬ерочки, или безнадежно тупой —торешников с глупой, погр€зшей в сословных тенетах maman, или чудовищно раздувшийс€ вельможный паук „аплин из Ђѕрологаї, Ч разве не видим мы даровани€ щедринской или свифтовской силы?

¬ свете сказанного кажутс€ действительно нелепыми опровергнутые теперь более чем вековой жизнью Ђ„то делать?ї, возникшие еще в первой схватке вокруг романа рассуждени€

о его малохудожественности.   сожалению, эта подла€ верси€ оказалась живучей. ¬идимо, не зр€ так долго потрудились вокруг нее недруги революционной литературы.

¬есьма показательно, что гремевшие некогда споры вокруг творчества Ќ. √. „ернышевского, вокруг романа Ђ„то делать?ї не отошли в область архивного литературоведени€. “о затиха€, то разгора€сь вновь, они не прекращались ни в годы, предшествовавшие ¬еликому ќкт€брю, ни в середине двадцатого века, ни в наши дни. —трашась воздействи€ революционного романа на читающую публику, жела€ во что бы то ни стало приуменьшить человеческий подвиг его автора, буржуазные идеологи всех мастей, от русских белоэмигрантов до их сегодн€шних идейных последователей Ч литературоведов-советологов, и по сию пору, как с живым, продолжают воевать с „ернышевским.

¬ этом смысле немалый интерес представл€ет картина Ђизучени€ї творчества „ернышевского в —Ўј. Ќекоторое оживление, наметившеес€ в исследовании русской революционной мысли в годы второй мировой войны и первые послевоенные годы, сменилось затишьем. ƒолгое врем€ им€ „ернышевского лишь изредка по€вл€лось на страницах американских литературоведческих изданий. ¬ 60Ч70-е годы в силу целого р€да причин: обострени€ социальных противоречий, кризисных €влений в экономике, роста антивоенных настроений в —Ўј, успехов мирных инициатив ———–, поворота к международной разр€дке Ч оживилс€ и стал нарастать интерес к нашей стране и ее истории. ќпределенные интеллектуальные круги в —Ўј стремились другими глазами взгл€нуть на Ђрусский вопросї и его истоки. »менно в это врем€ возросло внимание американских исследователей к русским революционным демократам, и особенно к „ернышевскому.

Ќовые процессы в общественно-политической и интеллектуальной атмосфере тех лет в немалой степени про€вились, например, в серьезной работе ‘. Ѕ. –эндолла Ч первой американской монографии о „ернышевском, вышедшей в свет в 1967 году. ѕо собственному за€влению автора, он ставил задачу открыть дл€ западного читател€ новое им€ в русской литературе XIX века. ќн считает, и с этим трудно не согласитьс€, что прежние работы его коллег не давали даже приблизительного представлени€ о подлинных масштабах и значимости „ернышевского в истории литературы и общественной мысли –оссии.

–эндолл весьма убедительно показывает читателю стереотипы-Ђмифыї, сложившиес€ в американской и вообще в западной литературе о „ернышевском. ќдин из них Ч Ђмифї о „ернышевском как о примитивном утилитаристе в области эстетики и морали. ƒругой Ђмифї Ч о русском мыслителе как о некритическом попул€ризаторе грубых вульгарно-материали-стических теорий, заимствованных с «апада. “ретий Ђмифї Ч

о „ернышевском как о скучном, т€желовесном писателе, €кобы не представл€ющем интереса дл€ современного читател€. ¬се эти Ђмифыї –эндолл считает порождением некомпетентности, научной недобросовестности и даже невежества ученых специалистов, из которых, по его мнению, лишь каждый второй с грехом пополам прочел Ђ„то делать?ї и от силы один из двадцати дал себе труд познакомитьс€ с другими произведени€ми русского автора.

„то ж, оценка сурова€, но, пожалуй, не лишенна€ оснований. –эндолл показал завидное знакомство не только с произведени€ми Ќ. √. „ернышевского, но и с мировой (в том числе и советской) литературой по этим вопросам. ƒл€ него чтение „ернышевского Ч романа Ђ„то делать?ї и других произведений Ч совсем не скучное зан€тие. ќно доставл€ет Ђудовольствие и подлинное наслаждениеї. ѕо его мнению, „ернышевский Ч остроумный полемист, обладающий исключительными достоинствами стил€, цельностью, единством формы и содер-жани€. јмериканского исследовател€ покор€ет высока€ степень убедительности произведений „ернышевского, его вера в светлое будущее человечества, в правоту своих взгл€дов. ќн — откровенной грустью и сожалением признаетс€ при этом, что такие качества отсутствуют у идеологов современного западного мира.

ќтмеча€ несомненные заслуги и личное мужество –эндолла, взвалившего на себ€ нелегкий груз Ђреабилитацииї „ернышевского перед американским читателем, следует сказать, что эта роль не всегда им выдерживаетс€. —лишком т€желым окапываетс€ груз буржуазных Ђмифовї. јвтор -сам подчас занимаетс€ мифотворчеством, обвин€€ то советских исследователей, то самого „ернышевского в разного рода грехах. Ќет в книге недостатка в противоречивых аргументах, свидетельствах вли€ни€ стереотипов западной пропаганды и буржуазного мышлени€, но все же по€вление такой монографии Ч несомненный шаг американского ученого по пути постижени€ подлинного „ернышевского, по пути конструктивности и научной добросовестности.

ѕродолжением обозначившейс€ тенденции серьезного интереса к жизни и творчеству „ернышевского в американской научной литературе следует считать монографию профессора ”иль€ма ¬Єрлина Ђ„ернышевский Ч человек й журналистї, вышедшую в и ада пи и √арвардского университета в 1971 году. » ной автор свободно оперирует и произведени€ми самого „ернышевского, и литературой о нем своих предшественников па «ападе, и обширным р€дом имен советских исследователей. ¬ книге немало верных выводов и наблюдений о лич-ности, философских, экономических взгл€дах „ернышевского. ѕо в оценке его эстетики и литературных позиций ¬Єрлин остаетс€ в тенетах расхожих буржуазных представлений. ќн не смог пон€ть диалектическую глубину эстетических взгл€дов великого демократа, довольно примитивно оцениваетс€ им и роман Ђ„то делать?ї. ѕо мнению ¬Єрлина, „ернышевский Ђна-солил свой роман геро€ми, воплощающими абстрактные пороки и добродетелиї. Ќо автор не отрицает широкой попул€рности романа и того факта, что Ђновые людиї были восприн€ты рус-ской молодежью как пример дл€ подражани€, а –ахметов на долгие годы сделалс€ Ђобразцом профессионального революционераї.

ќднако даже робкие поползновени€ к правде и объективности в вопросах изучени€ русской литературы и истории общественной мысли встревожили блюстителей Ђправоверныхї буржуазных нравов от науки. —оветологи всех мастей попытались Ђотыграть назадї. Ќеобычна€ книга –эндолла не прошла незамеченной. ¬ первой же рецензии некоего „. ј. ћозера она была раскритикована за разрыв с Ђобщеприн€тымиї концепци€ми. Ќ. √. ѕерейра сначала в стать€х, а потом и в специальной монографии поспешил не только восстановить прежние Ђмифыї, но и пойти дальше других в своих клеветнических обвинени€х в адрес „ернышевского.

¬ 1975 году в войну против „ернышевского включились новые имена. —реди них особо Ђотличилс€ї профессор  олумбийского (Ќью-…орк) университета –уфус ћэтьюсон. ќн вы-ступил с пасквильной книгой под названием Ђѕоложительный герой в русской литературеї2. ќдна из многочисленных глав, озаглавленна€ Ђ—оль соли землиї, специально посв€щена „ер-нышевскому, его эстетике и литературной практике. Ќиколаю √авриловичу пр€мо предъ€вл€етс€ обвинение (которое эстетствующему профессору почему-то кажетс€ ужасным), что Ђон создал последовательную и целостную доктрину литературы на службу обществуї и тем самым стал теоретическим провозвестником столь ненавистной ћэтьюсону советской литературы. Ђѕолный объем его („ернышевского.Ч ё. ћ.) вли€ни€ на советскую мысль еще должен быть оцененї, Ч угрожающе предупреждает воинственный профессор. ¬едь положительный герой советской литературы Ђсогласен на всевозможные ограничени€ своих жизненных потребностей, чтобы стать, как –ахметов у „ернышевского, инструментом историиї.

ƒл€ буржуазного исследовател€ сама€ мысль о том, что искусство есть отражение жизненной реальности, кажетс€ кощунственной. „его только не приписывает „ернышевскому этот буржуазный мещанин: и то, что он Ђполностью отрицает творческие функции художникаї, и то, что написал Ђ„то делать?ї с Ђрадикальной утилитаристской позицииї, и то, что Ђотрицает художественное воображениеї, и, наконец, даже то, что предвидел советские п€тилетки.

Ђ„то делать?ї вызывает буквально патологическую ненависть ћэтьюсона, поскольку роман есть реализаци€ эстетических принципов, развитых „ернышевским в его диссертации. ќн видит в романе множество грехов и даже готов простить и неопытность автора, и €кобы его безразличие к литературным традици€м, но не может простить самое дл€ него страшное Ч Ђошибки, происход€щие от основных доктрин радикальной литературы, сформулированных тогда и действующих еще и теперьї. ћэтьюсон Ђкритикуетї „ернышевского именно с позиций буржуа, напуганного возможностью организованной борьбы труд€щихс€ за свое будущее. ≈го €вно не устраивает призыв автора Ђ„то делать?ї к читателю Ч видеть лучшее будущее и боротьс€ за него. ќн пытаетс€ отвергнуть замечательный роман, осудить его именно за его действенность, за его революционный смысл.

„ита€ и дума€ об этом сегодн€, нельз€ не удивл€тьс€ тому, как же дальновиден был „ернышевский, когда 14 декабр€ 1862 года задумывал произведение, несущее интеллекту-альный зар€д такой взрывчатой силы, против которого и по сей день столь безуспешно машут руками идеологические защитники уход€щего мира Ђстарых людейї.

Ѕолее века активной работы романа „ернышевского Ђ„то делать?ї на светлой ниве борьбы за социализм еще €рче показывает несомненную правоту ¬. ». Ћенина, так высоко ставившего самого „ернышевского, художественные и идейно- политические достоинства его романа Ђ„то делать?ї. ”же в послевоенные годы из книги воспоминаний бывшего меньшевика Ќ. ¬алентинова Ђ¬стречи с Ћенинымї стали известны дополнительные материалы об этом. ’арактерен такой штрих.  огда в 1904 году во врем€ беседы Ћенина с ¬оровским и ¬алентиновым последний стал охаивать роман Ђ„то делать?ї, ¬ладимир »льич гор€чо вступилс€ за „ернышевского. Ђќтдаете ли вы себе отчет, что говорите? Ч бросил он мне.Ч  ак в голову может прийти чудовищна€, нелепа€ мысль называть примитивным, бездарным произведение „ернышевского, самого большого и талантливого представител€ социализма до ћаркса?.. я за€вл€ю: недопустимо называть примитивным и бездарным Ђ„то делать?ї. ѕод его вли€нием сотни людей делались революционерами. ћогло ли это быть, если бы „ернышевский писал бездарно и примитивно? ќн, например, увлек моего брата, он увлек и мен€. ќн мен€ всего глубоко перепахал.  огда вы читали Ђ„то делать?ї? ≈го бесполезно читать, если молоко на губах не обсохло. –оман „ернышевского слишком сложен, полон мыслей, чтобы его пон€ть и оценить в раннем возрасте. я сам попробовал его читать, кажетс€, в 14 лет. Ёто было никуда негодное, поверхностное чтение. ј вот после казни брата, зна€, что роман „ернышевского был одним из самых любимых его произведений, € вз€лс€ уже за насто€щее чтение и просидел над ним не несколько дней, а недель, “олько тогда € пон€л глубину. Ёто вещь, котора€ дает зар€д на всю жизньї.

¬ 1928 году во врем€ праздновани€ 100-лети€ со дн€ рождени€ „ернышевского ј. ¬. Ћуначарский с немалой иронией говорил: Ђ  „ернышевскому установилось такое отношение: художник он, конечно, слабенький; беллетристические его произведени€ Ч нечто вроде басни, в них важна мораль...ї Ћуначарский высме€л подобные рассуждени€, показал их поверхностность и полную несосто€тельность, он подчеркивал, что в цел€х коммунистического воспитани€ молодежи принципиально важно знакомить ее с романами „ернышевского. ќн призывал литературоведческую науку глубже исследовать эти произведени€ и справедливо полагал, что изучение опыта великого демократа способно помочь развитию молодой советской литературы. — тех пор прошло более полувека. ћногое изменилось в наших представлени€х о „ернышевском, многое мы узнали о нем и его творчестве. Ќо выводы и советы Ћуначарского о значении человеческого и литературного подвига II. √. „ернышевского, о важности распространени€ его книг дл€ нашей жизни и литературы представл€ютс€ весьма актуальными и сегодн€.

* *

¬ окт€бре 1862 года, в период рождени€ замысла Ђ„то делать?ї, Ќиколай √аврилович написал ќльге —ократовне такие гордые и пророческие строки: Ђ...наша с тобой жизнь принадлежит истории; пройдут сотни лет, а наши имена все еще будут милы люд€м; и будут вспоминать о нас с благодарностью, когда уже забудут почти всех, кто жил в одно врем€ с нами. “ак надобно же нам не уронить себ€ со стороны бодрости характера перед людьми, которые будут изучать нашу жизньї .

» „ернышевский не уронил себ€ ни во врем€ гражданской казни, ни в Ќерчинских рудниках, ни в чудовищной вилюйской ссылке. Ѕолее чем трем€ годами крепости, каторги, ссылки за каждый год работы в Ђ—овременникеї мстил царизм своему опасному врагу. Ќо непреклонной была его вол€.  огда в 1874 году посулами близкой свободы власти попытались склонить измученного узника к подаче на Ђвысочайшее им€ї просьбы о помиловании, последовал краткий и твердый ответ: Ђ„итал. ќт подачи прошени€ отказываюсь. Ќиколай „ернышевскийї.

Ђќблегчениеї произошло лишь в 1883 году, когда почти им-под ѕол€рного круга „ернышевский был тайно переведен в полупустынное пекло тогдашней јстрахани. ¬ конце июн€ 1889 года после длительных хлопот семьи „ернышевский переезжает в —аратов. ѕрекрасной, но короткой была встреча с родными. «доровье великого борца и мученика было подорвано. 29 окт€бр€ 1889 года „ернышевского не стало.

ѕолтора столети€ прошло с того дн€, как в скромном саратовском домике, на высоком берегу ¬олги родилс€ великий демократ и писатель. »зменилась жизнь на берегах его любимой реки, круто повернул историю –оссии ветер предсказанной им революционной бури. ”же более трети человечества и дот по пути строительства нового, социалистического мира. –уководству€сь правдой ¬ладимира »льича Ћенина, прогрессивные люди мира знают сегодн€, что делать, чтобы спасти и украсить планету «емл€. » во всем этом Ч немала€ дол€ труда, таланта, мужества и поры Ќикола€ „ернышевского, который любил людей и хотел им счасть€.

ёрий ћелентьев

»сточники: