Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Повесть смутного времени и роман Петр Первый (Толстой А. Н.)


Назад || Далее

«Повесть смутного времени» и «День Петра», при всей самостоятельной значимости, важны также для понимания эволюции А. Н. Толстого — исторического писателя. Речь идет и о языке, и О понимании истории.

В конце 1916 года, когда Алексей Толстой собирался писать «День Петра», он читал исторические документы XVII — начала XVIII века — в частности, судебные материалы. Позже в одной из своих статей он вспоминал о первом прочтении им пыточных записей из политических процессов предпетровского и петровского времени так: «...вдруг моя утлая лодчонка выплыла из непроницаемого тумана на сияющую гладь...


Я увидел, почувствовал, осязал: русский язык... Дьяки и подьячие Московской Руси искусно записывали показания, их задачей было сжато и точно, сохраняя все особенности речи пытуемого, передать его рассказ. Задача в своем роде литературная... В судебных (пыточных) актах — язык дела, там не гнушались «подлой» речью, там рассказывала, стонала, лгала, вопила ОТ боли и страха народная Русь. Язык чистый, простой, точный, образный, гибкий, будто нарочно созданный для великого искусства».

Стилистически (меньше — лексически) «Повесть смутного времени» сочетает ровную авторскую речь, не пытающуюся подделаться под XVII век, с почти дословным пересказом документов этого времени. Загадка мастерства А. Н. Толстого в том, что «стыков» между ними не чувствуется, ровная речь рассказчика вполне могла принадлежать, верит читатель, и человеку Смутного времени. В «Дне Петра» такого единства нет, автор сознательно противопоставляет себя персонажам: его задача — оценить действия Петра.

Опыт овладения языком XVII — XVIII веков сказался в романе. Первая и частично вторая книги «Петра Первого» по стилю, лексике и реалиям соотносятся с «Повестью смутного времени», вторая и особенно третья — с «Днем Петра». Понимание же русской истории менялось у А. Н. Толстого со временем. К роману «Петр Первый» писатель шел сложным путем. Первые его произведения о «царе-революционере» не были простыми заготовками, которые впоследствии, обросши новыми подробностями, составили бы многостраничный том. В работе над романом Алексей Толстой преодолевал самого себя — прежнего. Он знал теперь гораздо больше о Петре и о России его времени; но главное, он понимал это время несравненно глубже.

Написание Толстым двух первых книг романа сочеталось с воссозданием образа Петра Первого и его эпохи в других литературных жанрах. В 1934 году Толстым написана пьеса «Петр Первый». В 1938 году пьеса будет переработана в полном соответствии с текстом романа. В 1933—1936 годах на основе уже опубликованных частей «Петра Первого» написана книга для молодых читателей. В это же время Толстой создает сценарий кинофильма «Петр Первый».

Работа над одной темой в разных жанрах позволяла писателю каждый раз по-новому взглянуть на уже отработанный и как бы изжитый материал. Это, наряду с полученными от критиков и читателей замечаниями, помогло автору доработать текст романа при переизданиях. Жанр романа позволил Алексею Толстому создать то, что невозможно было ни в рассказах, ни в пьесах: многоплановость действия, проявляющуюся как через обилие разнохарактерных персонажей, так и через смену ситуаций.

Концепция «одинокого героя» уже преодолена автором. Книга — не о человеке, а о стране, вернее, о человеке, важном для страны. Тема «Петр и народ» чем дальше, тем выразительней решается Алексеем Толстым как «Петр народный». В конце концов в единый облик русского народа сливаются в романе образы множества людей, то проходящих через все три книги, то упомянутых вскользь, бегло: портретом, фразой.

Вчитайтесь в разговор при сожжении Квирина Кульмана: разве что в «Аэлите» самого Алексея Толстого, в сцене отлета с Земли, можно найти столь емкий образ разнородной и вместе с тем единой толпы. Люди воспринимают казнь Кульмана по-разному, от «давно бы пора — табашников проклятых...» до «людей жгут за веру... Эх, пастыри!..». Но жалость к беззащитному объединяет всех. Эта черта народного характера, неистребимая при всей жестокости петровского времени, постоянно проявляется в романе. Пользуясь приемом «несобственно-прямой речи», Толстой то ли от себя, то ли от дьяка Суслова вскользь роняет об иностранных офицерах: «...их, бедняг, 18 последнее время много начали выгонять со службы за глупость и пьянство». Вроде бы все правильно: почему не выгонять глупых и пьяниц? Но это оброненное «бедняг» придает фразе многозначность, К рациональному отношению добавляется душевное.

Таким косвенным, создающим настроение подтекстовым приемом Алексей Толстой умело пользуется на протяжении всей книги. Иногда это — упоминание о нищете крестьян, доводящей до побегов на окраины (численность населения России за время царствования Петра сократилась на четверть не только из-за войн, но и потому, что люди бежали в недосягаемые для чиновников места). Иногда — противоречие в портрете Петра: «Он говорил мало, слушал внимательно, выпуклые глаза его были строгие, страшноватые; когда же... он опускал их — круглощекое лицо его с коротким носом, с улыбающимся небольшим ртом казалось добродушным».

Многозначны и литературные ассоциации. Описание Петербурга к третьей книге выдержано в весенних, бодрых тонах. Мельком, с середины абзаца упоминается начатая постройкой крепость. «Пока только один из бастионов — бомбардира Петра Алексеева — был до половины одет камнем (курсив мой. — С. С), там на мачте плескался белый с андреевским крестом морской флаг — в предвестии ожидаемого флота». Казалось бы, картина оптимистичная: флот, который, как мы знаем, прославится победами; бастион, носящий царское имя... Но стоит понять, что речь идет о Петропавловской крепости, как становится ясным, что «бастион бомбардира Петра Алексеева» — это Алексеевский равелин, будущая тюрьма для революционеров; «Одеты камнем» же — заглавие вышедшей в 1924 году, широко известной и в 30-е годы книги О. Форш о революционере Михаиле Бейдемане, сошедшем с ума от 20-летнего заключения в Алексеевском равелине. Алексей Толстой случайных слов не употреблял; именно на эту ассоциацию он и рассчитывал.

Алексей Толстой прекрасно знал русский фольклор. Знал он, конечно, и то, что в народе отношение, к Петру было неоднозначным. В солдатских и матросских песнях и сказках, в легендах севера России Петр запомнился прежде всего как «народный царь». Но В народной лубочной литературе XVIII века Петр изображался под видом хищного и хитрого кота Котобрыса. В романе единственный раз Петр сравнивается с мышонком — при описании стрелецкого бунта, на всю жизнь напугавшего маленького царя. Но в этой же сцене появляется и потом пройдет через все три книги уподобление Петра коту: «отшвырнули... как котенка»; «коту смех, а мышкам слезы» (это о «потешных баталиях», и такое выражение буквально совпадает с лубочной антипетровской агитацией); «стал похож на кота» (при виде бояр); «как кот, фыркнул... вслед» (оступившемуся секретарю Макарову).

Источники:

  • Толстой А. Н. Петр Первый: Роман/Вступ. ст. С. Серова.— М.: Худож. лит., 1990.—637 с.

  • Аннотация:

    В историческом романе А. Н. Толстого {1883—1945) «Петр Первый» показан один из переломных моментов в истории России, когда, по словам автора, завязывался «русский характер».

    Первая книга романа посвящена борьбе Петра и его сторонников с традициями старомосковской Руси. Во второй — рассказывается, как в войнах с внешними врагами крепнет новое Российское государство. Третья, неоконченная книга, повествует о победах России в Северной войне. Умело пользуясь языком петровского времени, А. Н. Толстой воссоздает образ главного героя и дух эпохи.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Назад || Далее
.

Полезный материал по теме
И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском


РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2019 «Критическая Литература»

Обновлено: 21:25:39
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение