Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход

Вход через VK
забыли пароль?

Проверка сочинений
Заказать сочинение




Поиск по сайту

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!

Идея жизненного пути исканий личности в романе «Война и мир» (Толстой Лев Н.)


С точки зрения Толстого, человек приходит в этот мир со своей целью, целью уникальной, единственной в своем роде. В детстве человек очень близок к ней. Взрослея, он вступает в социальную жизнь, например, становясь сначала гимназистом, потом студентом, а затем чиновником, офицером, светским человеком или кем-то еще. В это время он неизбежно оказывается связанным целой системой правил, требований, которые предъявляет к нему та среда, в которую он попадает. Человек начинает оценивать себя исходя не из собственного миропонимания, но с точки зрения окружающих его людей, применяя критерии «хорошего чиновника» или «доброго малого». Иначе говоря, он оценивает свою жизнь с точки зрения канонов, внешних по отношению к его собственному «я». Таким образом, человек теряет самого себя и живет как бы «формальной», «типовой» жизнью.

Большинство людей удовлетворяется тем, что в своей жизни они соответствуют принятым правилам, преуспевают в глазах окружающих. Любопытно, кстати, что Толстой практически не изображает неудачников с точки зрения света или мира бюрократии (кроме, пожалуй, Денисова), все его герои делают вполне приличную карьеру. Важно, что писатель умеет найти такой фокус изображения, что все эти, с точки зрения общественного мнения, удачливые карьеристы (вроде Берга или Бориса Друбецкого) не вызывают у нас никакой зависти и рассматриваются, скорее, как неудачники. Как ни странно, сам Пьер Безухов даёт пример такого состояния человека, когда он всё делает по чужим указаниям: получает наследство, соответственно распоряжается им, женится, становится членом Английского клуба, даже дерется на дуэли. Из этого состояния его выводит сильное потрясение едва не совершенное им убийство человека. Дойдя в своем своеобразном «автоматизме» до предела, Пьер оказывается способным сделать прорыв к собственной жизни, к новому поиску себя.

Есть в романе и герои, которые не испытывают необходимости в движении, в переменах мировоззренческих позиций, потому что они никогда не удалялись от своего «я» в силу особых свойств их личности (то ли какого-то своеобразного иммунитета к влиянию среды, то ли вследствие сложившихся обстоятельств). Это Платон Каратаев, княжна Марья Болконская, Наташа Ростова. Им не требуется меняться, потому что они всегда равны себе, их «я» всегда существует с абсолютной полнотой и самоидентичностью. Но для других героев поиск себя предстает как трагическая необходимость, своего рода подвиг. Те качества, которыми наделены Пьер и князь Андрей, качества, позволяющие изменяться, или, скорее, требующие от них движения, это, во-первых‚ своего рода беспокойство о том, правильно ли они живут, а во-вторых, духовное мужество, заставляющее искать ответа на этот вопрос с опорой не на мнение окружающих, но на собственную совесть, на собственное чувство. Это готовность прислушиваться только к самому себе, к своим духовным или душевным потребностям в конкретной жизненной ситуации.

Итак, цель жизненного пути найти или «вернуть» самого себя. Именно поэтому так различны итоги жизни главных героев. Это различие обусловлено тем, что сами они изначально различны и должны обрести не универсальные для всех ценности и правила для жизни, но пригодные только для самих себя и, вполне возможно, абсолютно непригодные для других.

Пути и того и другого героя могут быть определены с точки зрения приближения или уклонения от того, к чему они стремятся. Когда Андрей Болконский увлекается Наполеоном, мечтает о своем Тулоне, это, конечно, уклонение от подлинного предназначения. Странно наблюдать умного и чуткого человека, увлеченного столь ничтожными, «детскими» (в рамках толстовского романа, конечно) кумирами и интересами. Когда же он видит небо над Аустерлицем, как будто не видел его раньше, он видит ту сферу, которая есть прообраз его подлинной духовной родины абстрактного, нечеловеческого, избавленного от всею человеческого (суеты, тщеславия) пространства.

Другое предзнаменование, знак неземной принадлежности князя Андрея проявляется в сцене купания его полка в пруду. То чувство брезгливости, которое испытывает князь при виде плещущихся в воде белых тел, говорит о его неспособности слиться с миром людей. Сама мысль о возможности соприкосновения с человеческим телом (пусть даже физически чистым), плотью невыносима для Болконского. Поэтому, как это ни странно для читателя, симпатизирующего Наташе Ростовой, любовь к ней Андрея Болконского это уклонение героя от его собственного предназначения, понимания своей цели. Чем дальше от мира удаляется Андрей Болконский, тем Пьер, наоборот, становится ближе к жизни, ближе к обретению подлинной гармонии с миром и с самим собой. Чем больше он полагается на духовное начало, доверяет своему собственному разуму, тем меньше гармонии между ним и окружающим миром, тем меньше он способен разглядеть в окружающем мире. Когда Пьер совершает благодеяния исходя из добродетелей масонства, его обманывают, реального же блага не создается. Одним из важнейших прозрений для него является встреча с Наташей Ростовой и стремление осознать то, почему её дурной поступок не ухудшает его отношения к ней. «Она не удостоивает быть умной!» — важнейшая мысль, нечто вроде откровения, мысль, самому Пьеру не ясная до конца, когда он ее произносит, эта мысль очень много для него значит. Разум это не главное для него. Другие откровения для героя это участие в Бородинском сражении, приобщение к «общей жизни», «кавардачок», показавшийся графу Безухову вкуснее всех когда-либо им пробованных яств. Опыт, полученный им в плену, обретение души в тот момент, когда физически он несвободен, когда его плоть страдает, приближает Пьера к его подлинной жизненной цели, сливающейся с истоком собственной жизни, выходят за пределы добра и зла, их поступки и поведение получают статус истины. Человек и его поступки как бы преодолевают отчужденность от самих себя, обретают свой подлинный исток, соединяются с ним и, как природа, не подлежат моральным оценкам. Поступает ли Наташа Ростова хорошо или дурно с точки зрения общественной морали, автор не меняет своего отношения к ней, потому что она всегда поступает в соответствии со своими душевными потребностями, не изменяет самой себе в отличие от Сони. Наташа называет её «пустоцветом». Живя добродетельно, даже жертвуя собой ради облагодетельствовавшей её семьи, Соня не проживает своей жизни.

Своеобразие духовного роста князя Андрея и Пьера становится особенно понятным на фоне судьбы еще одного героя, безусловно находящегося в кругу положительных героев романа, Николая Ростова. В этом очень симпатичном человеке, наделенном целым рядом привлекательных качеств: честностью, действительным благородством, храбростью, патриотизмом, уважением к тем, кто его превосходит и интеллектуально и душевно (прежде всего к княжне Марье), — отсутствует важнейшее свойство — способность полагаться только на себя. Для Николая Ростова же свобода выбора, необходимость полагаться только на себя являются только тяжелой обузой. Именно поэтому его путь Можно назвать путем становления хорошего офицера и действительно хорошего хозяина, о котором еще долго будут вспоминать крестьяне. Но это не подлинный путь человека. Более того, Николай Ростов, являясь, безусловно, положительным героем, тем не менее может оказаться и источником угрозы для подлинной духовности, для настоящего поступка.

Вспомним фрагмент из первой части Эпилога романа, где Николай возражает Пьеру, уступая ему в споре. Звучат его слова как выражение серьезной позиции, в чём-то, вероятно, и заслуживающей уважения. По сути дела, автор затронул здесь одну из страшных проблем русской истории соперничества между максималистскими требованиями к государству быть воплощением абсолютных идеалов, стремлением к осуществлению правды Божией на земле, с одной стороны, и защитой существующего порядка как устойчивого, гарантированного — с другой. И ту и другую позиции в данном случае отстаивают честные и симпатичные люди. Однако есть ситуации (даже в общественной, государственной жизни, где, казалось бы, всегда необходимо следовать установленным правилам, присяге например), в которых, по Толстому, нужно следовать только своей совести, своей душе. Толстой согласно логике своего дара, своего мироощущения всё-таки присоединяется к мечтателям о мире без насилия. Такой мир должен не только гарантировать устойчивое и стабильное исполнение социальной роли, но дать человеку возможность реализовать своё предназначение.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.


РЕГИСТРАЦИЯ
  вход

Вход через VK
забыли пароль?

Проверка сочинений
Заказать сочинение














Заказать сочинение
Заказать сочинение
Заказать сочинение
Заказать сочинение

Заказать сочинение
Заказать сочинение
Заказать сочинение