Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Биография Кальман Миксат


Кальман Миксат (1847—1910) — классик венгерском прозы, один из виднейших писателей прошлого столетия. Его романы, повести, рассказы рисуют широкую картину венгерской жизни в разных социальных сферах. Хорошо зная среду поместного дворянства, он не раз обращался и к крестьянскому быту; его писательскому взору была доступна и деревенская и городская действительность, жизнь столицы и провинции. Несмотря на присущие Миксату черты либеральной ограниченности, он сказал много правды о господствующих классах своей страны, выступал со смелой критикой католических церковников, их лицемерия и мракобесия. Все это выдвигает его в число первых видных мастеров критического реализма в венгерской прозе.

Кальман Миксат родился е местечке Склабоня комитата Ноград в семье небогатого дворянина. Первоначальное образование мальчик получил в гимназии города Римасомбат. Многие преподаватели гимназии участвовали еще в революции 1848—1849 гг., они придерживались прогрессивных взглядов, что оказало влияние и на духовное формирование Миксата.

Закончив гимназию, Миксат поступает на юридический факультет Будапештского университета, чтобы служить отечеству, защищая слабых от притеснений сильных мира сего.


Но жизнь опровергала гуманные идеалы юноши, утопия сталкивалась с жестокой реальностью, и Миксат рано понял, как наивны его мечты.

Работая чиновником в маленьком городке Балашшадярмат, будущий писатель имеет возможность наблюдать никчемность, косность и рутину, царящие в канцеляриях; он видит, как бюрократический порядок уродует человеческие отношения: чиновник подобострастно угодничает перед вышестоящим, груб с подчиненными и чванливо недоступен для пришедшего с просьбой бедняка.

Мир пошлости и бесправия грубо противоречил юношеским мечтам Миксата, и постепенно в молодом писателе накапливалась горечь, переплавлявшаяся в особый миксатовский юмор. Юмор этот вскрывает обреченность многих явлений жизни, смешных ввиду их несостоятельности. И если в своих ранних произведениях писатель лишь добродушно подсмеивается над человеческими слабостями, то в годы творческой зрелости смех его все чаще окрашивают ирония и сарказм.

Первые рассказы Миксата, публиковавшиеся в будапештской прессе в начале семидесятых годов, не имели успеха.

В 1878 г.

Поступаете в 2019 году?

Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы:

  • подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);
  • оформим заявления (Вам останется только подписать);
  • подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);
  • мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);
  • подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).

Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Кальман Миксат переезжает в Сегед, где живет до 1881 г., сотрудничая в местной газете «Сегеди Налло». В эти годы крепнет и развивается его художественное мастерство. Он публикует многочисленные очерки и рассказы, сюжетной основой которых служат юмористические ситуации, иногда анекдоты, эпизоды из жизни мелких, дворян и чиновников. С острой наблюдательностью подмечает он комические черты в наружности, поведении и образе мыслей своих героев, достигая этим жизненности и достоверности. Картины действительности, нарисованные молодым Миксатом, ограничены довольно узким кругом наблюдений, но в том, как он рисует это малое, уже видны черты реализма.

В 1881 г. выходят сборники новелл Миксата «Братья словаки» и «Добрые палоцы», принесшие автору широкую известность и выдвинувшие его в число наиболее популярных писателей Венгрии. Некоторые из новелл, вошедших в эти сборники, рисуют жизнь словацких крестьян в несколько идиллических тонах, с сентиментально-романтическим налетом. Миксату, убежденному либералу, нелегко давалось понимание существа деревенской жизни, понимание крестьянской психологии. По существу, и здесь Миксат выступает как бытописатель, которого прежде всего интересуют правы и характеры современной ему Венгрии.

Наряду с литературой Кальман Миксат занимается общественной деятельностью. Начиная с 1887 г. и на протяжении многих лет он является депутатом парламента от либеральной партии Кальмана Тисы. Связь с этой партией и наивная идеализация личности самого Тисы далеко не способствовали политическому развитию писателя и ограничивали его кругозор. Впрочем, это не мешало Миксату относиться к своим соратникам по политической деятельности критически. Он создает серию парламентских очерков, в которых рисует целую галерею выразительных образов «государственных мужей» — тупых и своенравных невежд, красноречивых болтунов, которые топят в потоке громких фраз все живое, нужное, полезное.

Творчество Миксата противоречиво: в писателе шла постоянная внутренняя борьба между художником-реалистом и дворянином, который не может порвать идейно со своим классом. Миксат видел обреченность своих излюбленных аристократов, и это вызывало в нем горечь, но описывал он их как людей, не заслуживающих лучшей участи. Эту особенность творчества Миксата заметил и метко охарактеризовал его младший современник, писатель-демократ Жигмонд Мориц: «Начищая до блеска покрытые ржавчиной идеалы, Миксат в то же время оплевывал их, издевался и насмехался над ними».

Миксат глубоко осуждает отпрысков знаменитых семейств, которые готовы на все, чтобы хоть как-нибудь поправить свои пошатнувшиеся дела. Тщетно ловит богатых невест беззастенчивый, но изысканный и красивый Фери Ности. Не задумываясь, прибегает он к шантажу, подло компрометируя дочь миллионера, юную и доверчивую Марию Тоот (роман «Случай Ности-млг.дшего с Марией Тоот».)

Родственники недавно умершего Пала Грегорича готовы пустить по миру его «незаконную» жену и сына (роман «Зонт святого Петра»). Пал Грегорич предвидел все это, но боялся при жизни сделать сына законным наследником, так как, зная своих родичей, он не сомневался, что в погоне за деньгами они могут сделать любую подлость, способны даже отравить Мальчика. Страсть к наживе умертвила в них все человеческое.

А как ничтожны, жалки и смешны «герои» повести «Кавалеры» — вконец разорившиеся мелкопоместные дворяне, у которых не осталось ничего, кроме старых долгов и прежней амбиции! Волей-неволей им приходится Искать заработок, и они идут на государственную службу, где влачат жалкое существование мелких чиновников. Но немногих господ удовлетворяв! подобная участь — «ведь звери на дворянских гербах так прожорливы!» И нот их владельцы рвутся к высоким постам, к политической деятельности, к депутатскому креслу.

Достопочтенная госпожа Доманди тратит колоссальные деньги на ВЗЯТКИ влиятельным лицам Она твердо уверена, что эти расходы окупятся, если ей только удастся сделать своего супруга депутатом парламента, а гам, чем черт не шутит, может быть, и министром (рассказ «Подыскивается министр»). А как эффектно это будет звучать, когда почтительно склонившийся лакей доложит: «Супруга и дочь депутата Габора Доманди!»

В романах «Новая Зриниада», «Черный город», «Выборы в Венгрии» Миксат остроумно рисует мошенников-дворян, которые в погоне за выскользающей из рук властью, готовы войти в сделку с презираемыми ими буржуа, а стан у кормила правления, стараются лишь обобрать государство. Образ предприимчивого проходимца дворянина Меньхерта Катанги, ПО справедливому замечанию самого Миксата, становится «фигурой типической».

Людей честных и талантливых, без титулов, денег и связей Миксат

редко встречал среди парламентариев. Ведь такие люди не • могли найти

дОСТОЙНОГО применении споим способностям. Плесневеет в старом шкафу книги безродного юриста Яноша Фекете. отвергнутая всеми издателями. А между тем одна глава из этого труда, прочитанная в парламенте про-цветающим ничтожеством Доманди. вызывает бурную сенсацию и создает ее мнимому автору репутацию ученого государственного мужа («Подыски-веется министр»).

Да, грустные настали времена! — говорит Миксат своими произведениями И обличая настоящее, писатель склонен поэтизировать прошлое. Он касается его так мягко и нежно, как будто боится, чтобы не слетела позолота С легенд старины. Да-с, в старину и люди были лучше и соль солонее. Жаль, что не осталось больше замечательных пенковых трубок, нет мельниц на ручьях и превращаются в руины замки феодалов.

Тоска о прошлом, идеализация старины чувствуется во многих произведениях Миксата. Это не только тоска по уходящему дворянскому величию с его дворцами и парками, роскошными пирами и охотами, но и грусть о навсегда ушедшем укладе жизни, старых традициях и привычках, опоэтированных Миксатом.

«В старину государство совсем по-другому было устроено, чем сейчас. Тогда сила государства проявлялась в том, как много оно могло дать;

ныне же каждый считает за доблесть как можно больше взять» - с грустью восклицает писатель в повести «Красавицы Селищанки».

Миксата не пленяет помпезный торговый Пешт с его однотипными серыми домами и богатыми магазинами, хотя он и понимает, что за Пеш-том-будущее. Для писателя полна очарования Буда, с ее извилистыми гористыми улочками, лесенками, маленькими одноэтажными домиками стоящими рядом с роскошными особняками: Ему дорого прошлое дворцов и церквей Буды с висящими там выцветшими знаменами, напоминающими о былых ратных подвигах венгров.

Впрочем, идеализация старины была для Миксата скорее средством протеста против современного ему мира, ибо он и в прошлом не находит благополучия. С едким сарказмом показывает он в своих исторических романах и повестях эгоизм, своекорыстие, бесчинства и преступления аристократов, разоривших венгерский народ. Так, в повести «Красавицы Селищанки», действие которой относится к XVI в., Миксат пишет- «Весь мир стонал в когтях олигархии. Рассказывают, что французский 'король Генрих III даровал графам Буала привилегию, согласно которой они во время охоты в особенно холодные зимние дни имели право заколоть трех-четырех своих крепостных егерей, чтобы в их теплой крови отогреть свои озябшие конечности. И благородные графы не раз пользовались этой привилегией, - ведь, боже милостивый, Робеспьера Марата и Дантона еще и не видно было в тумане грядущих времен! Да и у нас тоже аристократия поиздевалась над королем, силой вымогала у него для себя привилегии и давила, мучила, поедом ела народ».

И в старину дворяне были не лучше, -деспоты, насильники Но «запорошенные пылью веков - они постепенно подобрели в памяти людей» Острота обид пропала спят на окрестных кладбищах и обиженные и обидчики, а в памяти людской живут лишь легенды о былом дворянском богатстве и славе. Незаметно для самого себя и писатель забывает о пороках аристократов и начинает их идеализировать. Преклоняясь перед памятью дворян-участников революций и восстаний, он переносит их героический облик на все дворянство прошлого в целом и искренне скорбит о том, как оно измельчало ныне. Ничтожного и трусливого молодого Б лашшу он как бы противопоставляет славному его предку, замечательному венгерскому поэту-патриоту Балинту Балашше.

Несмотря на острое ощущение несовершенства и несправедливости мира, в котором он жил, Миксат был далек от выводов о необходимости решительного изменения его основ. Он не находил выхода и поэтому терпел зло жизни, как фатальную неизбежность. Пороки современного общества казались Миксату чертами, свойственными человечеству вообще Да так было, есть и, наверное, будет всегда! Честные, умные люди никогда не найдут себе места под солнцем. С горькой иронией рассуждает он о доброте, отождествляя ее с глупостью. Трагически печальны ведущие мелодии произведений Миксата, не реалистичны, не жизненны в подавляющем большинстве своем его положительные герои.

Пожалуй, наиболее ясно выявилась ограниченность мировоззрения писателя в его романе «Случай Ности-младшего с Марией Тоот», где он поставил себе задачей создать образ «идеального» миллионера. Михай Toot, разбогатев в Америке и возвратясь на родину, не стремится к почету, а искренне хочет помочь своему народу. Тоот обрисован мудрым, добрым и трудолюбивым. Американская демократия представляется Миксату идеалом политического строя. Искренне идеализируя личность Тоота, этого туманного» капиталиста, Миксат верит, что приобретенное им богатство — лишь плата за его трудолюбие и честность.

С большой теплотой описывает Миксат девушек из дворянских семей. Они кажутся ему несравненно лучше и чише мужчин. В самом деле, чувства их, искренние, сильные и беззаветные, даже облагораживают нравственно их далеко не безупречных избранников. Таковы помещик Михай Марьянский (повесть «Имение на продажу») и адвокат Дюри Вибра (роман «Зонт святого Петра»), ставившие своей целью найти богатых невест. Познав настоящую любовь, они не останавливаются перед женитьбой на бесприданницах. Марьянский ради любимой готов даже пожертвовать всем своим состоянием, отдав деньги и поместье в уплату за долги будущего тестя.

Да, эти героини созданы для любви, к этому сводятся все их стремления и интересы. Но в остальном — как бесцельна и бессодержательна их жизнь, как тесен и примитивен их внутренний мир! Хотя писателю и не свойствен схематизм, образы «барышень» в его изображении однолики.

Своих любимых героев Миксат часто изображает чудаками. Их чудаковатость— выражение затаенной жизненной мудрости. Цельность характера и внутренняя чистота так резко отличают этих людей от окружающих, что всем они кажутся чудаками.

Наивен и смешон на первый взгляд старый учитель Тивадар Дружба, герой повести «Шипширица». Слабохарактерный и доверчивый, он боготворит трактирщицу Ягдовскую — мещанку и ханжу, прикидывающуюся идеальной матерью, и искренне приписывает ей несуществующие качества. Правда, столкнувшись с подлостью власть имущих, этот тихий человек обретает внутреннюю силу, позволяющую ему идти против старого всесильного вельможи, — но, разумеется, он терпит полное поражение.

Верный жизненной правде, Миксат показывает, как бессильны оказываются гуманные, честные люди, тщетно пытающиеся защитить правду, по» мочь обездоленным и угнетенным. В нищете и безвестности умирает защитник народных прав, бывший депутат парламента, талантливый и умный Карой Вереш, и никого, кроме бедной дворничихи — тетушки Приклер, — героини одноименного рассказа, не волнует его судьба. Эта старая, недалекая женщина, интересующаяся лишь процедурой похорон на близлежащем кладбище, оказывается подлинно гуманным и добрым человеком: не задумываясь, представляет она кров и пищу своему бывшему квартиранту и расходует половину своих сбережений на его похороны.

Миксат умеет найти подлинную красоту и героизм там, где они не бросаются в глаза, увидеть душевные богатства, скрытые в простом венгерце, показать, что в сердцах «маленьких» людей, на первый взгляд недалеких и грубоватых, живут высокие и благородные чувства. С какой нежностью пишет Миксат о старом гарибальдийце папаше Гайяре (рассказ «Милый папаша Гайяр»), сражавшемся не ради своих поместий, денег и орденов, а лишь из бескорыстной любви к родине-мачехе, не давшей ему ничего, что бы стоило защищать.

Случайно оказавшийся на посту бургомистра сын сельского портного Михаи Лешняк (повесть «Говорящий кафтан»), неожиданно проявляет ум дальновидность и незаурядные способности.

Как и многие прогрессивные венгерские писатели, Миксат окружает ореолом легендарности бетяров. Тема самоутверждения в бунте гордо звучит в их образах. Кальман Круди, Сурина и Пишта Карти, - смелые разбойники, не милующие власть имущих, никогда не обижают сельских тружеников. Узнав, что находящиеся в. кармане Хапуги деньги должны быть возвращены горемычным беднякам, бетярь. отказываются от них «Лаже наиболее отпетые сразу отпрянули от Хапуги, словно по мановению волшебной палочки чародея. Стоило ему предложить им взять бедняцкие форинты — и их словно ветром сдуло».

Разнообразны и колоритны образы простых людей, созданные Миксатом. В большинстве случаев судьба безжалостна к ним и делает их жертвами своекорыстия и эгоизма. Кончает самоубийством сельская красавица Аполка, соблазненная священником (повесть «Лохинская травка») не находит разумного применения своему таланту механик-самоучка йожеф Видонка (роман «Странный брак») „ художник-скорняк Крипушка (повесть «Проделки Кальмана Круди»).

С годами идиллические тона, в которых рисовал деревню молодой писатель, меркнут. Все чаще в его -произведениях появляются образ крестьян-кулаков расчетливых собственников, готовых ради своей выгоды пустить по миру ближнего. Миксат скорбит о забытом и бесправном народе талантам которого в большинстве случаев не суждено бывает развернуться Однако массовое обнищание крестьян, беспощадная эксплуатация бедняков остаются вне поля его зрения. Не замечает он и роста революционного сознания масс, появления рабочего класса. Правда, в рассказе «Майорнокскии мятеж» изображено открытое выступление крестьян против помещика, но вызвавшие его мотивы (защита чести крестьянской девушки) далеки от революционных. Да и сам мятеж носит скорее характер остроумной проделки крестьян над развратным помещиком

Миксат зло высмеивал моральное вырождение дворянства; однако быт и мировозрение дворян ближе и понятнее писателю, чем психология простолюдина.

В произведениях Миксата звучал голос сочувствующего народу человека, но не самого народа. Не понимают и не умеют помочь народу многие его герои-интеллигенты. Молодой врач (рассказ «Эскулап на Алфельде»), от имени которого ведется повествование, мечтает лечить народ, помогать ему в тяготах и бедах. Однако, попав в дом к своему первому долгожданному пациенту, он совершенно ошеломлен представив шеися его взору картиной: сонмищем старух, окруживших больного спертым и затхлым воздухом никогда не проветриваемой комнаты. Медлительный рассказ крестьянки о том, как заболел муж, выводит его из себя Эскулапа поражает не стонущий в жару больной, а отсутствие карандаша и бумаги, необходимых ему для того, чтобы написать рецепт Любовно относясь к простым венгерцам, Миксат не видел созида тельных возможностей простолюдина. Поэтому он не мог создать тех типических образов людей из народа, которые мы видим в произведениях его преемника и продолжателя Жигмонда Морица.

Своеобразно творчество Миксата: в нем соединяются реалистическое н романтическое начала, трагическое сплетается с комическим, обличительный тон соседствует с безнадежной скептической усмешкой, а глубокий реалистический анализ сочетается со смелой фантастикой. Описывая, на первый взгляд, сверхъестественные, непонятные явления, писатель обычно дает им сугубо прозаические объяснения: чудесный «говорящий» кафтан, с вышитыми на нем загадочными «знаками», оказывается своего рода охранной грамотой турецкого паши, которую он дает покровительствуемым им вассалам; Магдалена, якобы выведавшая тайну Аполки с помощыо таинственной лохинской травки, и раньше знала о связи девушки со священником, подозревала о ее мести; добрый старьевщик, а не святой Петр раскрыл зонт над спящей малюткой.

Любопытен пейзаж Миксата. Могучая и величественная стихия, бурная и своевольная, редко встречается в его произведениях. Писатель ищет и находит поэзию и красоту в самом простом, обыденном. Он видит неприхотливое очарование бедной словацкой деревушки, глинистая почва которой почти бесплодна, любуется однообразными степными просторами, озорной игривой речкой, причудливой формой облаков. Подчас эти зарисовки природы перерастают у Миксата в своеобразные лирические отступления, не связанные непосредственно с сюжетом произведения.

Однако в большинстве случаев пейзажи Миксата органически связаны с жизнью действующих лиц. передают их настроения, оттеняют их раздумья и переживания. Часто пейзаж служит одним из средств раскрытия его мира героя. Испытав чувство настоящей, большой любви, герои Миксата живее воспринимают и окружающую их красоту природы. Себялюбивые эгоисты типа Гала глухи и слепы ко всему прекрасному.

Охно из наиболее могучих художественных средств Миксата — его язык. Необыкновенная гибкость языка писателя в значительной степени обуславиливает мастерство Миксата — юмориста и сатирика. Он пользуется тончайшими оттенками не только венгерского, но и словацкого языков, чтобы индивидуализировать речь своих героев. Речевые характеристики у Миксата чрезвычайно разнообразны, но в то же время они типичны для данной социальной среды. Многие его герои-дворяне, кичась своим аристократизмом, говорят выспренным языком, злоупотребляя латинскими терминами и галлицизмами. Речь крестьян изобилует простонародными выражениями, грамматическими неточностями, обилием междометий, подчас — архаизмами.

Незаурядный талант, симпатия к народу, острая критическая тенденция — все это прочно поставило Кальмана Миксата в ряд классиков венгерской литературы. И в наши дни его произведения пользуются большим успехом у читателей народно-демократической Венгрии и за рубежом.

Источники:

  • Кальман Миксат Избранные произведения в двух томах. Том первый/ Составитель А. Гидаш, Предисловие Е. Умняковой Издательство : Государственное издательство художественной литературы. Москва. 1960 год. - 464 с.



Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Полезный материал по теме
И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском


регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2019 «Критическая Литература»

Обновлено: 13:22:47
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение