Анализ Русские летописи о Владимире Ярославе Руси Краткое содержание - Литература XI—XII веков
Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?




ПОИСК:
У нас более 4300 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!

Русские летописи о Владимире Ярославе Руси (Литература XI—XII веков)

Рекомендуем также
Назад || Далее

Иду на вы

«Иду на вы» означает «иду на вас», «вы» — древняя форма предложного падежа. Выражение «иду на вы» прочно вошло в русский язык и в русскую литературу, как честное и открытое объявление войны.

Сын Игоря и Ольги Святослав олицетворяет по летописи бесстрашного воина, в бесчисленных битвах неизменно одолевавшего врагов. Святослав действительно был блестящим полководцем. Первые его походы были направлены на восток. Разгромив недавно еще могучее хазарское царство, Святослав пошел на Северный Кавказ и упрочился на Таманском полуострове. Русь стала главной силой на северных берегах Черного моря. Беглецы из покоренных стран разносили вести о непобедимости Святослава вплоть до далеких арабов. В 967 году Святослав двинулся в Болгарию.

Быстрым ударом проник он в страну и обосновался в Переяславце на Дунае (ныне село Преслав в Болгарии).

Пардус — гепард, отличается быстротою бега. С обученными гепардами охотились на всем Востоке.

И победил ясов и касогов.— Ясы — осетины; касоги — черкесы, жили в степях и в предгорьях Кавказа.

Пришли впервые печенеги на русскую землю

Хазарское царство, разгромленное Святославом, было расположено на пути на восток и мешало русским купцам общаться с арабскими странами. Но хазары сдерживали печенегов, азиатских кочевников, которые теперь хлынули в причерноморские степи.

В летописном рассказе об осаде Киева печенегами слышится осуждение завоевательных походов Святослава: Киев спасает не его воинственный князь, а смелый и находчивый юноша.

В начале XIX века в связи с патриотическим подъемом, который переживало русское общество в годы борьбы с Наполеоном, рассказ о молодом киевлянине привлек известного живописца А. И. Иванова. Его картина на эту тему висит в одном из залов Русского музея в Ленинграде.

Не любо мне сидеть в киеве, хочу жить в переяславце на дунае

Как только Святослав отогнал печенегов «в поле», то есть в степь, простирающуюся к югу от Киева, он стал мечтать о возвращении в Болгарию. Его манили удобные торговые пути, которые проходили через Переяславец, манила близость Византии с ее богатым рынком.

Стремление русских князей закрепиться поближе к торговым путям отражено в рассказе летописи о разделе земли между сыновьями Святослава. Каждый из сыновей желал княжить в Киеве или где-нибудь в южных русских областях.

Не посрамим земли русской

Святослав, «пылкий, мужественный, сильный и деятельный», как о нем писал один из византийских историков, вызывал в греках восхищение своей отвагой. Они много о нем писали, изображали на миниатюрах. Образ Святослава, нарисованный его противниками, очень близок образу смелого князя нашей летописи. Но ход событий греческие авторы представляют подробнее и точнее. Наиболее полно описал поход Святослава византийский историк Лев Диакон.

Заняв Переяславец на Дунае, Святослав действительно двинулся дальше на юг к самым границам Византии. Византийский император Иоанн Цимисхий увидел, что империи грозит страшная опасность. Он предложил большой откуп. Это предложение нашло поэтическое отражение в рассказе о дарах в Начальной летописи. Святослав отказался. Тогда Цимисхий собрал огромное войско. Горными тропами он перевалил через Балканы и неожиданно подошел к Преславу. Небольшой отряд, оставленный там Святославом, отчаянно сопротивлялся. Когда греки ворвались в город, русские заперлись во дворце болгарских царей и продолжали борьбу. Греки подожгли дворец. Из пламени и дыма вышли русские воины, опаленные, закопченные. С огромным трудом часть их пробилась через ряды врагов и ушла в Доростол, город на Дунае, где в это время был Святослав.

После этого Иоанн Цимисхий подошел к Доростол у. «Сомкнув щиты и копья наподобие стены», навстречу ему вышли русские. Щиты у них были узкие и высокие, они закрывали человека почти с ног до головы. После боя, длившегося с утра до самой темноты, русские вынуждены были уйти обратно в город. Началась трехмесячная осада. В Доростоле наступили голод и болезни. Ночью на берегу Дуная у стен города полыхали огромные костры — русские сжигали трупы погибших и совершали жертвоприношения. А ниже по реке стояли греческие огненосные суда, преграждавшие выход из Доростола к морю. С суши царь велел прорыть окопы и посадить в них воинов, чтобы препятствовать вылазкам. Положение в осажденном городе становилось все тяжелее. Воины заговорили о сдаче. Тогда, по словам Льва Диакона, Святослав обратился к ним с такой речью: «Если мы теперь постыдно уступим ромеям (византийцам), то погибнет слава, спутница русского оружия, без труда побеждавшего соседние народы и без пролития крови покорявшего целые страны. Итак, с храбростью предков наших и с мыслью, что русская сила была до сего времени непобедима, сразимся мужественно за жизнь нашу. У нас нет обычая бегством спасаться в отечество. Мы хотим или жить победителями, или, совершив великие подвиги, умереть со славою». Речь эта очень близка знаменитым словам нашей летописи: «Не посрамим земли Русской, но ляжем костьми, ибо мертвые срама не имам».

Была сделана еще одна отчаянная попытка прорвать осаду. Внезапно поднявшийся смерч нес пыль и песок прямо в глаза русским. Святослав был ранен, осажденным пришлось пойти на переговоры о мире. Святослав и Цимисхий встретились на берегу Дуная. Император в позолоченном оружии, украшенном самоцветными каменьями, подъехал на боевом коне. Его сопровождала свита в блестящих доспехах. Святослав с дружинниками подплыл в ладье. Он сам сидел на веслах. На нем была белая одежда, ничем, кроме чистоты, не отличавшаяся от одежды его воинов. Голубые глаза, длинные свисающие усы, гладко выбритая голова с длинным чубом; золотая серьга в одном ухе. Он казался мрачным и суровым. Так описывает Святослава Лев Диакон.

Согласно договору император обязывался дать Святославу беспрепятственно выйти по Дунаю в море и снабдить его продовольствием. Святослав же должен был оставить Болгарию, вернуть пленных греков и не нападать больше на владения Византии.

Святослав, заставивший даже врагов уважать себя, служил в течение веков примером мужества. Портрет, нарисованный греческим историком, послужил основой для небольшого, но очень выразительного скульптурного изображения Святослава на коне, сделанного Е. А. Лансере в начале нашего столетия. Скульптура находится в Русском музее в Ленинграде.

И сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него

Когда в 1930 году на Днепре строили электростанцию, на дне реки, в самом узком ее месте, нашли пять мечей. Кто знает, может быть, это оружие воинов Святослава, погибших здесь от руки печенегов? Здесь было самое опасное место. Обрывистые берега сближались так тесно, что стрела легко могла перелететь с одной стороны на другую. Тут не раз устраивали засаду печенеги.

Отношение летописца к Святославу двойственное. В рассказе о его гибели чувствуется осуждение князя. В одном из списков летописи даже приводится надпись на кубке, сделанном из черепа Святослава: «Чужих ища, своих погуби». Согласно другому списку надпись совсем иная: «Пусть дети наши будут похожими на него». Святослав привлекал честностью, простотой и удалью. Но его походы не вызывали сочувствия у русских людей.

Поди на брата своего и захвати волость его

Летопись не только исторический памятник. Это и памятник литературы. Стиль ее отличается от стиля литературы нового времени. Рассказы Начальной летописи написаны очень просто, сдержанно, сжато. Авторы не описывают ни своих чувств, ни чувств своих героев. Например, отчаяние Ярополка при виде трупа убитого брата Олега выражено лишь несколькими словами упрека Свенельду: «Смотри, этого ты и хотел». Точность, сжатость при большой образности отличают художественную манеру большей части летописных рассказов.

Не хочу разуть сына рабыни

В Полоцке утвердилась отдельная княжеская семья, не связанная с родом князей киевских. Обширные полоцкие земли с могучей красавицей Западной Двиной, с непроходимыми лесами, богатыми пушным зверем, и с топкими болотами лежали на пути из Новгорода в Киев. Купцы, идущие из обоих городов, должны были или длинным путем обходить Полоцкое княжество, или платить пошлину тамошнему князю да терпеть произвол его дружинников. Вот почему и Киеву и Новгороду хотелось захватить Полоцк. Борьба обоих городов отразилась в кратком летописном рассказе о сватовстве Владимира.

Был на Руси старинный обычай: новобрачная должна была в знак покорности разуть жениха. Гордая Рогнеда не желала склониться перед новгородским князем, которого называла сыном рабыни Малуши, ключницы Ольги.

Владимир, женившись на Рогнеде, через девять лет бросил ее и выслал в Полоцкий край. До сих пор в Краславе, небольшом, городке недалеко от Полоцка, рассказывают, будто именно здесь, на высоком берегу Западной Двины, среди сосновых лесов доживала свой век оскорбленная полоцкая княжна.

Летописный рассказ привлек многих художников, писателей, музыкантов XVIII—XIX веков. Наиболее известна картина А. П. Лосенко «Владимир и Рогнеда» — в Русском музее в Ленинграде. В XIX веке композитор А. Н. Серов написал на эту тему оперу «Рогнеда». Трагический образ полоцкой княжны и коварство Владимира легли в основу одной из дум К. Ф. Рылеева.

Вручай — современный город Овруч, Житомирской области.

И пошел владимир на ярополка, брата своего

Рассказывая события русской истории, летописец обычно выражает свое отношение к ним. Так, передавая повесть о жестокой борьбе Владимира с Ярополком, он делает морализующие отступления: он осуждает тех, кто начинает кровопролитие, кто нарушает клятву.

Давид — библейский царь; ему приписывается авторство большей части псалмов, входящих в Псалтырь.

Родня — город на реке Рось.

И поставил владимир кумиры на холме

Став киевским князем, Владимир начал укреплять единство своего огромного государства. Для этого он пытался использовать языческую религию. До того времени каждое племя поклонялось своим богам. Владимир установил статуи (кумиры) славянских и неславянских богов в Киеве и других городах. Самым главным был Перун, бог грома, молнии и войны, покровитель князя и его дружины. Бог скота и торговли Велес также весьма почитался в дружинной среде. Летописец упоминает богов солнца Хорса и Дажьбога. Их считали источниками жизни и благополучия. Симаргл и Мокош были богами тюркских и финских племен.

Изготовление кумиров требовало большого искусства резьбы по дереву и камню. У каждого идола были свои особые черты. Перун, например, держал тяжелую палицу. Предание рассказывает: когда несколько позже новгородцы, принявшие христианство, сбросили Перуна в Волхов, рассерженный идол замахнулся палицей и швырнул ее на мост, крикнув людям: «Поминайте меня и бейтесь, безумные, на мосту этом». Так в старину объяснялась причина частых столкновений новгородцев на мосту через Волхов. Интересно, что дубины, которые новгородцы употребляли во время боев, назывались перуновыми палицами и, что особенно удивительно, хранились в одной из новгородских церквей. Язычество долго уживалось с христианством.

Идите к болгарам, к немцам и к грекам, испытайте веру их

Торговые сношения Русского государства с Византией и Хазарским царством, с Северным Кавказом и Западной Европой становились все оживленнее. «Гости», то есть иноземные купцы, приезжавшие в русские города, рассказывали об обычаях своих государств и о своей религии. А религия у всех была разная. Греки в церковном отношении имели свое управление и назывались православными. Немцы, французы, итальянцы и другие народы были теми же христианами, но подчинялись римскому папе. Они назывались католиками. Хазары, ведшие торговлю с еврейскими купцами, приняли иудаизм, еврейскую религию. Арабы и волжские болгары были магометанами.

Многим странам хотелось привлечь на свою сторону богатое и обширное Русское государство. Между ними шла борьба за влияние на Руси, а это было связано с тем, чью религию примет киевский князь.

Выбор греческого исповедания объясняется тесными экономическими, политическими и культурными связями Руси с Византией. Но летописец не понимает этих причин и пишет, что русские выбрали греческую веру потому, что она оказалась всех «краше». В этом сказывается отношение русских людей к религии, в которой прежде всего видели эстетическую сторону. Эстетический момент, столь подчеркнутый летописцем, говорит о развитом чувстве красоты, о роли искусства в ту эпоху, о высоте культуры.

Пошел владимир на корсунь, город греческий

До сих пор возле Севастополя на фоне зеленоватого моря и синего южного неба возвышаются стройные античные колонны. Здесь стоял Херсонес Таврический — Корсунь русских летописей. Когда-то это был опорный город Византии в Крыму.

Летописец описывает крещение Владимира, как результат взятия Корсуни: ценой спасения своего государства греки вынуждены были крестить Владимира и отдать ему в жены царевну. Таким образом, он подчеркивает, что греческая вера не была навязана киевскому князю силой, напротив, он завоевал ее своим оружием, и поэтому, приняв религию чужой страны, Русское государство отнюдь не поступилось своей независимостью.

Вышел владимир на днепр, и собралось там людей без числа

Христианство вводилось «огнем и мечом», но его введение было необычайно важно для дальнейшего развития Руси. Оно подняло значение княжеской власти и тем укрепило молодое государство. Став единой религией, оно сделалось могучей силой, укреплявшей единство племен, входивших в его состав. Греческая религия приобщила Русь к древней, восходящей к античности и к древнему Востоку культуре, дала стройное (для того времени) объяснение устройства мира, принесла новые виды и формы искусства, распространила письменность и начатки образованности.

Вскоре после крещения вверх по Днепру из Византии медленно поплыли ладьи с лиловатым и белым мрамором и другими дорогими породами камней. Из Херсонеса везли готовые колонны с резными капителями, а из города Вручего (Овруч) красивый красноватый камень, шифер. В Киеве строились мастерские для обжига кирпича, для производства поливных плит. Все это шло на постройку первого каменного храма. И вот поднялся храм. Он был назван Десятинным, потому что князь Владимир отдал ему десятую часть своих доходов. Красновато-розовый, он стоял, окруженный княжескими дворцами, златоверхими теремами богатых дружинников, мастерскими ремесленников и полуземлянками горожан. Тут же на широкой площади всем на диво стояли вывезенные Владимиром из Херсонеса бронзовые кони, оставшиеся от греческой квадриги, то есть четверки лошадей, впряженных в колесницу Аполлона. А подле них стояли какие-то античные статуи... Владимир и впрямь задумал сделать свою столицу вторым Царьгра-дом.

Так вместе с христианством проникла на Русь и эллинская культура. Рядом с опытными греческими мастерами над первым храмом работали и русские ремесленники. Среди находок в Десятинной церкви есть кирпичи со знаками Владимировых мастеров и с русскими надписями, процарапанными на кирпиче еще до его обжига. Киевляне были не только помощниками греков. Они внесли в постройку такие технические приемы, которые были неизвестны в Византии, и, что важнее, выразили в этом первом каменном храме свои идеалы красоты, давно выработанные на Руси в деревянном зодчестве. Ведь церковь-то была о 25 верхах, то есть ее увенчивало 25 глав — невиданная в Византии вещь! Это многовершие, по-видимому, отражало русские вкусы, любовь к шатровым теремам и затейливым покрытиям повалуш. Десятинная церковь открыла новую главу в истории русской культуры. Византийское наследие сразу стало творчески перерабатываться русскими художниками.

Тогда выступил муж владимира

Ко времени княжения Владимира приурочено известное летописное сказание о скромном юноше ремесленнике, совершившем высокий подвиг. Повесть основана на народных мотивах. Образ Владимира, растерявшегося перед лицом врага, знаком нам всем по многим былинам. Но в то же время в летописи, как и в былинах, подчеркивается близость Владимира к народу: киевский князь, оценив простого кожемяку, то есть кожевника, принимает его в свою дружину.

Сюжет этот привлек в 90-х годах XVIII века крупного живописца Г. И. Угрюмова, написавшего картину «Испытание силы Яна Усмаря» (хранится в Русском музее в Ленинграде). Впервые в русской исторической живописи XVIII века героем оказался не князь, не великий полководец или государственный деятель, а простой человек из народа. Имя Яна Усмаря художник заимствовал из сообщения более поздней летописи.

Завел владимир на дворе своем в гриднице пиры

В былинах Владимира называли «Красное Солнышко»: с ним связывалось время расцвета Киевской Руси. В летописи представление о широкой натуре щедрого, «ласкового» князя полнее всего отразилось в рассказе о его пирах. Воскресные пиры были не только развлечением. На них Владимир совещался с любимой дружиной и одаривал ее жалованьем в виде золотых и серебряных монет, на которых вокруг изображения князя читается надпись: «Владимир на столе, а се (это) его злато» или «а се его серебро».

Нас кормит сама земля

В сказании об осаде Белгорода, небольшого города под Киевом (ныне село Белгородка), как и в рассказе о юноше кожемяке, главным героем выступает простой русский человек, своей отвагой и находчивостью освобождающий Русь от врагов. Рассказ основан на фальклорных мотивах.

На городище в селе Белгородка археологи нашли колодец с дубовым срубом, копали его на пятнадцать метров и все же до конца не дошли. Возможно, с этим колодцем и связано летописное предание. Белгородское городище — городищем называется заброшенный город — высится на крутом берегу Ирпеня. Его мощные валы и рвы и теперь еще выглядят внушительно и не менее красноречиво, чем летопись, рассказывают о суровой истории Древней Руси. Археологи обнаружили интересное устройство валов: один подле другого ставились деревянные срубы, которые засыпались землей. Получался прочный и долговечный вал. По верху его шла дубовая рубленая стена, защищавшая тех, кто с вала обстреливал врага. Так был укреплен город Белгород, построенный Владимиром для охраны Киева с юга.

И похоронили тело владимира с плачем

Один из списков нашей летописи был богато украшен «картинками», миниатюрами, на которых были изображены описываемые события. Эти миниатюры сохранились в воспроизведении художника XV века в рукописи, называемой «Радзивиловская летопись». Исследователь древнерусских миниатюр А. В. Арциховский назвал их «окнами в исчезнувший мир». Они рисуют быт своего времени, укрепления городов, оружие, столы, на которых восседают князья, вежи — кибитки кочевников — и многое, многое другое. На миниатюрах изображено, как, разобрав помост, спускали на землю тело князя Владимира, как везли его на санях (перевозка покойника на санях входила в древнерусский погребальный обряд).

Берестово — княжеское село близ Киева у Киево-Печерского монастыря.

Заступники они за землю русскую

В залах древнерусского искусства в наших музеях можно увидеть изображения князей Бориса и Глеба. Их обычно рисовали в богатых одеждах, в отороченных мехом княжеских шапочках, с мечом — символом княжеской власти — в руке. Иногда их писали стоящими в рост, иногда едущими на стройных конях. Часто на полях доски, на так называемых клеймах, то есть отдельных рисунках, изображались события из их жизни, рассказанные в летописи.

Летописная повесть о вероломном убийстве Бориса и Глеба Святополком отражала государственные и народные интересы, так как призывала князей к миру, к «братолюбию». Рассказывая о трагическом конце Бориса и Глеба, погибших от «братоненавистнических козней», летописец создал идеальный образ двух любящих братьев, безропотно подчинявшихся отцу и старшему брату. Он подчеркивал их нравственную правоту, кротость и дружбу. Борис и Глеб стали примером братской любви. Их считали верховными заступниками и покровителями Руси в борьбе с иноплеменниками и с князьями-крамольниками. Напротив, братоубийца Святополк, прозванный Окаянным, рассматривался врагом Русской земли.

Княже, можем за тебя бороться

За помощь Ярославу новгородцы получили грамоты, давшие им некоторую независимость от Киева. Это было началом самостоятельности Новгорода и началом дробления Киевского государства.

Как воспоминание о том времени, когда Ярослав, прозванный впоследствии Мудрым, княжил на севере, в Новгороде целый большой квартал, прилегающий к Волхову, называется Яро-славовым дворищем. Здесь когда-то был рубленый двор Ярослава, а теперь один подле другого высятся белые каменные храмы, суровые и величавые. Самые древние из них относятся к XII веку (они построены сто лет спустя после княжения Ярослава). Место это теперь объявлено заповедником. Именно там, у белых стен этих зданий, собиралось буйное Новгородское вече.

И одолел ярослав

Когда летописец описывает какое-либо событие, он всегда дает ему оценку с точки зрения норм высокой морали. Эта оценка иногда делается прямо, но часто она не высказана, читатель сам должен сделать вывод о том, что хорошо и что плохо. Например, весь ход событий, изложенных в данном рассказе, показывает мысль летописца: нехорошо похваляться перед боем или насмехаться над противником.

Что вы пришли с хромцом этим? — Ярослав был действительно хром.

Эх вы, плотники.— Киевляне презрительно называют плотниками новгородцев, которые издавна славились плотницким искусством.

Хотим и еще биться с болеславом и со святополком

Во время междоусобных войн князья часто обращались к внешней военной помощи. Насколько тяжелым бременем была эта помощь для народа, видно из данного рассказа.

Мы узнаем и другое: князь в Древней Руси в значительной степени зависел не только от дружины, но и от жителей своего города. И дружинники и «люди городские» могли заявить князю: «Можем за тебя бороться» или «Хотим и еще биться», а могли, напротив, отказать князю в поддержке, сказав кратко: «Ты собе, а мы собе». Положение князя, не заручившегося народной поддержкой, было неустойчиво, говорит современный исследователь И. Я. Фроянов в книге о киевском периоде русской истории, вышедшей в 1980 году. «Народ в Древней Руси,— пишет он,— принимал личное участие как в приглашении князей на стол, так и в сгоне их со стола». Главными героями в решительных событиях того времени выступали киевляне, смолняне, переяславцы, новгородцы и жители других городов. Это очень интересный факт.

«Разведите дружину мою... на покорм».— Покорм, кормление — особый вид подати: на население возлагалась обязанность обеспечивать всем необходимым — едой, одеждой и пр.— князя, его дружину или какое-либо должностное лицо.

Обновлено:
Опубликовал(а): Nikotin
Назад || Далее
.   

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.


Полезный материал по теме

И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском

регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?




Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.

Copyright © 2011-2016 «Критическая Литература»


Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение