Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход

Вход через VK
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Иван Фёдорович Жданов «Неразменное небо» (Литература XX века)


Первым из метаметафористов обратил на себя внимание И. Жданов, выпустивший в 1982 г. книгу стихов «Портрет», встреченную на родине с большим скепсисом. Вместе с тем его произведения публиковались в Париже и Копенгагене. В годы гласности вышел сборник поэта «Неразменное небо» (1990).

Произведения И. Жданова – пример высокого интеллектуализма в поэзии. Они отличаются какой-то особой напряжённой серьёзностью мысли, не покидающей автора никогда. Из них полностью исключены юмор, лирические отступления, непринуждённые бытовые зарисовки, характерной особенностью является «безлюдность». Явления и образы окружающего мира теряют у И. Жданова самостоятельное значение, используются как основа для интеллектуально-философских раздумий. Поэтическая мысль созревает медленно, мучительно, пробивается из-под груды хаотичных обрывков сознания, ещё не готовых её оформить, проблесков интуиций, накопившихся в душе впечатлений.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

Отсюда – призвание поэта: «речью пойман своей, помещён в карантин, \\ совместивший паренье и дыбу» (Жданов И. «Неразменное небо», 1990). Произведениям И. Жданова присущи метафорическая уплотнённость текста, тяжеловесность, «увесистость» стиха, замедленный темп поэтической речи. Количество «материала», предшествующего появлению мыслеобраза, кажется избыточным, и тем не менее именно оно даёт необходимый результат.

Адекватное истолкование некоторых произведений И. Жданова затруднено предельной субъективностью метафорических характеристик, размытостью либо отсутствием общей авторской идеи («Неон», «Рапсодия батареи отопительной системы» и др.). Наличие центрального сквозного образа, подчиняющего себе калейдоскоп метафор, облегчает задачу исследователя. В стихотворении «Ниша и столп» таков образ «ниши». Он многозначен. Ниша – это и убежище, хранящее от бед, опасностей, тревог бытия, и образ жизни, предполагающий конформистское неучастие в общественно-политических движениях, и тип психики человека, примирившегося со своей участью, удовлетворившегося нишей-«ловушкой», «западнёй слепоты». В трактовке И. Жданова ниша — это место, «где простор каменеет», «где погружается в гипс и становится тише \\ чей-то маленький быт \\ и уже шевельнуться не смеет». Самообманом считает автор надежду «душ соблазнённых» на обретение здесь независимости и незапятнанности, выключенности из исторического потока. Спокойствие и благополучие «нишианца» достигаются его нравственным коллаборационизмом – лояльностью по отношению к вытеснившей его в нишу системе. А это ведёт к духовному самоубийству личности.

Для характеристики образа «ниши» используется более тридцати различных метафор, определений, сравнений отрицательного типа. Они отражают и ошибочно-иллюзорные представления людей, ищущих уголок спасения от безраздельной власти государства, и авторские суждения о «ниши» как «лжелабиринте» мысли и чувства:

Не тайник, не тюрьма,

Не гнездо, не мешок, не могила –

Это столб наизнанку,

Прожектор с обратным свечением,

Западня слепоты, провиденья червячное рыло,

Это ниша твоя, горизонт в переулке осеннем.

Не капкан, не доспех

И не просто скелет насекомый —

Это больше в тебе,

Чем снаружи, и больше сегодня, чем было,

Ты стоишь на столбе,

Но не столпник, горящий в объёме,

Ты открыт, но не видим, как будто тебя ослепило.

Поэт развенчивает эскапистскую модель (эскапизм — бегство от жизни) существования, рисует «нишианца» как слепца, не видящего, что загнал себя в тупик. И. Жданов призывает к разрушению самой «стены», в которой сделана «ниша», пишет о необходимости выбора, достойного человека. Парадокс заключается в том, что обращение «ты», которое содержится в стихотворении, может быть адресовано автором и самому себе, так как целый ряд его произведений напоминает разговор с самим собой. Возможно «нишей» для И. Жданова была, в таком случае, поэзия. Новые времена продиктовали известное критическое переосмысление собственной общественно-эстетической позиции, что не отменяет социальной значимости поднятой проблемы, отнюдь не частной, принципиально важной для каждого человека.

Ряд произведений, помещённых в сборнике, имеет варианты, написанные ритмической прозой, но графически оформленные как стихи. Какие-то не отпускающие автора мысли и идеи в них окончательно кристаллизируются, получают афористически отточенное звучание. Так, в стихотворении «Мнимые величины» основные мотивы «Ниши и столпа» обретают универсальный философский характер. Здесь появляется образ «сверхниши»— современного «сверхгорода», наполненного миллионами людей, в душах которых множество ниш-тупиков. «Возвестивший о том, \\ что все люди — братья, рушил стену с нишами», - напоминает поэт о пути преодоления отчуждения и вражды. Объединить человечество и способно учение Христа, «кого называют небесной дверью, снисшедшей на землю», — убеждён художник.

Представление о том, каким должен быть истинный жизненный выбор, даёт стихотворение И. Жданова «Холмы». Дорога к вершине холма, где был распят Христос, — Голгофе — становится в произведении аллегорическим обозначением жизненного пути, основанного на жертвенном служении высшим гуманистическим ценностям.

Понятие «Голгофа» употребляется автором в нарицательном значении — как символ самопожертвования, оплаченного смертью. Оно имеет нравственный смысл, духовное наполнение, заключающее в себе двухтысячелетний человеческий опыт. Строка: «этот холм, помещённый нигде и повсюду», — указывает на то, что «Голгофа» существует, прежде всего, в сознании людей как важнейший атрибут их этики. «Сакральный центр мира» (С. Аверинцев) перемещён в человеческие души, неразрывно связан с нравственным примером Христа. Восхождение на Голгофу трактуется как духовный процесс, способный растянуться на годы, на всю жизнь, и определяющий внутреннее самочувствие человека, его судьбу. Это результат нравственного выбора, отвергающего насилие, произвол, ложь, конформизм, эгоизм во имя утверждения истины, справедливости, свободы, гуманизма. Голгофа — выбор людей с чистой совестью, обострённым восприятием человеческих несчастий, стойких, бескомпромиссных в жизненных испытаниях, готовых нести свой крест до конца.

Тот двойной и «разный» свет, который осеняет лобное место иисусов всех времён, - «свет укора и праздничный свет искупленья», ибо Голгофа — олицетворение не только мучений, издевательства, смерти, но и торжества человеческого духа, остающегося несломленным, несмотря ни на что, бессмертного в своей жажде истины, добра, красоты. Эти контрастные, неотделимые друг от друга стороны одного явления отражает используемая И. Ждановым антитеза:

И ты видишь в себе, что здесь поминутно

Совершается праздник и преступленье,

И на казнь волокут тропою распутной,

Начинается подвиг, длится мученье.

Временные и пространственные координаты в стихотворении постоянно смещаются, изображение фокусируется то на самом Христе перед казнью, то переводится в план экзистенциальных размышлений о нравственном противостоянии злу и тех усилиях, которое оно требует от человека. Жертва Христа, осознаваемая как выполнение долга перед Богом и людьми, предстаёт в стихотворении как высшая точка отсчёта в иерархии человеческих ценностей, немеркнущий завет потомкам.

Поэт даёт самому себе клятву прожить жизнь в соответствии с максималистскими этическими требованиями и нормами. Его идеал — «свет» — противовес всему тёмному, грязному, порочному, синоним познания истины, любви к людям, чистоты и высоты души:

Не разобьёшь в щепу то, что нельзя унять,

И незнакомый свет взгляд опыляет твой,

И по коням цветов гонит и гонит вспять

Цвет золотых времён будущих пред тобой.

Таким образом, в последние годы в надмирно-отрешённой поэзии И. Жданова явственно проступил этико-религиозный уклон, спектр его духовных исканий расширился, сложная матефористика получила идейно-философское «оправдание». «Неразменное небо», несомненно, — шаг поэта вперёд, к гармоничности, цельности, глубине.



Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id71304




Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход

Вход через VK
забыли пароль?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2020 «Критическая Литература»

Обновлено: 19:14:44
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение