Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Сопутники: В. Вересаев и М. Горький. Часть четвёртая. (Горький Максим)


Остановившись на упоминании в письме Горького к Е. К. Малиновской имени вересаевского героя, Г. Бровман пишет: «Говоря об интеллигенте, который мог бы стать Токаревым, хотя и не стал им, Горький тем самым указывает на типическое значение характера. Образом Токарева Вересаев сделал серьёзный вклад в литературную типологию эпохи». Но от писателя ждали выявления и других, не менее типичных характеров.


Они у него только намечены. Повесть «На повороте» вызвала следующий отклик В. И. Ленина: «Я поначалу ждал большего, а продолжением не совсем доволен».

Горький ценил талант Вересаева, хотя и видел некоторую ограниченность его угла зрения. Вересаев был привлечён к сотрудничеству в «Сборниках товарищества ,,Знание,,». В первом из них был опубликован рассказ «Перед завесой». Отметив в письме к К. П. Пятницкому, что «Вересаев – не Скиталец и должен сам за себя отвечать», Горький вместе с тем признал, что на развитие хорошей мысли в рассказе «можно было бы несколько больше израсходовать жара сердца, красок, бумаги и чернил».

Писателей объединяло сотрудничество и в «Жизни», и в демократическом органе – «Журнале для всех».

Foxford

Журнал этот, группируя вокруг себя будущих знаньевцев и видных учёных, ставил цель дать здоровую пищу читателям-демократам. Стоил он очень дёшево, что делало его доступным низко оплачиваемой интеллигенции, попадал он также в среду крестьян и рабочих. Многие писатели, не участвующие в журнале, приветствовали его, среди них – В. Короленко, А. Эртель, П. Якубович. Горький, принимавший активное участие в журнале, стремился привлечь в него и других демократически-настроенных авторов. Журнал был близок своими задачами и Вересаеву. «Журнал Ваш мне очень нравится и он делает очень большое дело», - писал он редактору В. С. Миролюбову 30 сентября 1901 года. И ему же: «Могу только уверить Вас в моём горячем сочувствии к Вашему журналу и удовлетворении, которое даёт сотрудничество в нём: ни через один другой журнал я не получал таких славных читательских писем, как через Ваш» (23 сентября 1903 года).

В истории этого журнала был драматический эпизод, вызвавший разрыв с ним Горького и Вересаева.

Увлёкшись философско-религиозными вопросами, Миролюбов пригласил в конце 1903 года в «Журнал для всех» критика Волжского (А. С. Глинку), который предупредил, что является сторонником религиозного идеализма и что это найдёт отражение в его критических выступлениях. Первая же статья Волжского «Литературные отголоски. По поводу книги г. Булгакова», сочетавшая проповедь религиозного идеализма с выпадом против марксизма, встревожила и читателей, и сотрудников журнала.

Миролюбов с горечью говорил о Горьком, который, встретившись с ним в чужом обществе, осудил публикацию статьи Волжского. Но в то время как Горький сразу же отказался от сотрудничества в журнале, стремившемся изменить свою идейную ориентацию, Вересаев написал протест, подписанный вместе с ним несколькими писателями, предоставлявший Миролюбову возможность вернуться к старому типу журнала. Приводим текст протеста, огорчивший Миролюбова как содержанием, так и своим официальным тоном.

«Милостивый государь Виктор Сергеевич!

Появление в Вашем журнале (№12, 1903 г.) статьи г. Волжского, с проповедью бога и злорадною отходною над направлением, имеющим глубокие жизненные корни в современной русской жизни, глубоко возмутило всех нас; такого рода статьи представляются нам крайне неуместными особенно в журнале, имеющим аудиторию, подобную Вашей; если в будущем не исключается возможность появления в Вашем журнале подобных статей, то мы покорнейше просим Вас не считать нас более своими сотрудниками.

В. Вересаев, В. И. Дмитриева, Леонид Андреев, И. Белоусов, А. Серафимович».

Уход четырёх ведущих сотрудников грозил журналу гибелью. Предстояло сделать выбор между ними и критиком. Миролюбов стал искать компромиссное решение.

В феврале 1904 года Волжский, напечатавший в первых номерах журнала статью «О некоторых мотивах творчества М. Горького» (критик рассматривал его как «морально-философское бродило», но не признавал его художественную философию), встретился в Москве с Вересаевым и Андреевым. Вот что писал он по этому поводу Миролюбову 20 февраля.

«Был, Виктор Сергеевич, я в Москве и надумал-таки зайти к Андрееву. Впечатление к меня получилось самое хорошее. Как я и предполагал, к марксизму он относится совсем-таки равнодушно и подписался под письмом из тех соображений, что ему враждебна проповедь христианства. Он говорил, что им хотелось переговорить об этом, собравшись как-нибудь с Вами всем вместе. Письмо же было как бы только призывом к этому. Вам он ещё писал, впрочем они, по его словам, ничего, пожалуй бы, не имели против идеализма, но не хотят примириться с проповедью бога. Ещё говорил он, что они с Горьким и др. решили нигде не работать врозь, а всегда сообща. Говорил он об этом и о многом другом, но за всем сказанным явно чувствовалось, что ему меньше всего хочется ссориться и «Журнал для всех» он действительно цнеит, знает цену и Вашей работы. И вообще выражал надежду, что всё это уладится. Очень советовал мне побывать у Вересаев. Я и был у него, и он смотрит на их письмо не как на разрыв или войну, а скорее как на приглашение сговориться и выработать «конституцию» дальнейшей работы. Только дело в том, что конституция-то эта явится делом очень трудным. Одно дело – это марксизм, под которым, как я и ожидал, он разумеет главным образом социал-демократическое движение, внелитературное; я же имел дело только с его литературным одеянием. Возражение, что это не ясно из моей хроники, можно, конечно, очень легко уяснить в дальнейшем. И здесь прийти к соглашению, как выяснилось для нас обоих из разговора, гораздо легче. «Конституция» в этом пункте очень возможна. Совсем не то в другой точке расхождения, в религиозной проповеди. Вы не можете себе представить, как вреден ваш бог, говорит он. А и Ваше письмо, которое ему очень понравилось, и мои хроники говорят решительно за невозможность отступить в этом пункте. По крайней мере я не согласен ни на какие конституции, упраздняющие эту, наиболее дорогую для меня сторону работы. Упразднение бога, исключение религиозного элемента из предметов обсуждения – условие для меня неприемлемое. Да и стыдно это уже очень – бога-то замалчивать …

«Понятно, что личная беседа на почве выработки этой самой конституции сотрудничества в «Журнале для всех» имела бы большой смысл. Люди они очень хорошие, очевидно, и хохлятся больше так, из благородного почтения к идее, к направлению, повязку которую почему-то считают нужным держать на своих головах и связывать ею свои действия. Андреев так и совсем человек тех же вопросов, что дороги и мне, и Вам, и хотя решает их прямо противоположным образом, то ведь вопросы-то те же, следовательно есть и родство. Это я и указывал ему. Ведь недаром же он, и очень остроумно, говорит, что вопросы ему дороже ответов.

«Смидович настаивает всё время на особенной позиции «Журнала для всех». В «Мире божьем», скажем, возможны такие взгляды, как мои, и он не стал бы из-за этого подымать междоусобия, но «Журнал для всех» должен иначе себя держать, быть терпимее, не восставать резко против какого бы то ни было оппозиционного движения, одним из которых и является марксизм.

«Что же касается «милостивого государя» и тона письма, то это вышло так скорее случайно. Разрыва очень не хочется и ему, и, когда, как он рассказывает, Горький ещё до разговора с Вами в Москве хотел разорвать с «Журналом для всех», Вересаев его уговаривал не делать этого, особенно так необдуманно. Ведь они сами понимают и признают, что хотя бы та «Правда», в которую они все теперь вступили, не имеет будущего …

«Да вот что говорилось. Не знаю – достаточно ли ясно я передал всё, что нужно было, и всё ли передал. Решили во всяком случае не торопиться, выждать случая объясниться, как следует. О себе же лично я скажу вот что. Если от них я вынес самое хорошее впечатление, то вопрос о моём сотрудничестве, пожалуй, ещё осложнился. О разных там марксизмах столковаться можно, можно здесь прийти к соглашению, кое-что можно и уступить. Но во втором вопросе этого сделать нельзя. Уважая себя, я не могу отказаться от своего дорогого, молчать о нём, чтобы только что-нибудь писать, ремесленно. С другой стороны, я знаю цену и журнала и понимаю, что вне участия видных беллетристов он существовать не может. Этот бойкот его убьёт. Так что, если дело не уладится, я предпочту уйти, хотя бы опять куда-нибудь в газету что ли.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Полезный материал по теме
И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском


регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2019 «Критическая Литература»

Обновлено: 02:24:54
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение