Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Максим Горький и журнал «Северный вестник». Часть четвёртая. (Горький Максим)


В 1897 году на страницах «Северного вестника» печатался цикл статей Волынского о Лескове, вскоре они вышли отдельной книгой. Книга была полемически направлена против народнической критики, которая подвергла автора «Соборян» своего рода остракизму. Несмотря на ложные попытки связать творчество Лескова с «новейшими умственными течениями» и представить его едва ли не как поборника религиозного искусства, Волынскому удалось реабилитировать этого писателя в глазах литературной общественности и читателя.


Лесков был возведён им в ранг больших русских писателей, впервые раскрыт как крупное явление в русской литературе.

Выдвижение Волынским Лескова на первый план русской литературы в противовес неверному, одностороннему подходу к нему Н. Михайловского, А. Скабичевского и других критиков-народников Горьким принимается как необходимое дело. Прочитав очерк о Лескове, он писал Волынскому в 1898 году: «Чудесно это у Вас вышло – и знаете? – едва ли кто сумеет сказать лучше. Должно быть, Вы верно поняли этот оригинальный, своеобразный, удивительный талант, всегда приводивший меня в смущение своей радужной, спутанной игрой. Чтобы проверить Ваш взгляд – буду читать Лескова ещё раз.

Foxford

А смешная страна эта большущая Россия – каких она родит людей оригинальных! Лесков, Бакунин, Достоевский – не скажете, что это не славяне».

Лесков всегда привлекал Горького как «неутомимый охотник за своеобразным, оригинальным человеком», но его подход к Лескову исключал, какие бы то ни было предпосылки религиозно-эстетического свойства, которыми руководствовался Волынский.

Сочувственный отклик находят у Горького статьи Волынского о Леонардо да Винчи, публиковавшиеся в «Северном вестнике» (1897, №№ 9 – 12; 1898, №№ 1 – 5):

«Я не знаю эпоху, в которой жил Винчи, и не знаю его – никогда не видал снимков с его картин. Я с удовольствием прочитал бы «Очерки Возрождения» Карелина, - но не могу найти эту книгу. Считаю нужным сказать Вам, что я – невежда, ибо я – самоучка».

«Ваши статьи о да Винчи я читаю, как произведение прежде всего художественное и – Вас, наверное, удивит это, - с таким же наслаждением, с каким читают Поэ. Что общего? Поэ был человек, пленённый тайнами жизни, он внушал ужас своей к ним, был рабом смутных волнений своего духа, но рабство это было выше, чище, ценнее всякого свободного исследования этих тайн, ибо «свободное исследование» всегда поражало меня своей грубостью и самодовольством. Всё, что сказал и что смог сказать этот гениально-болезненный человек, рисует его как существо, охваченное святой страстью понять душу свою, достичь до глубины её. В моём о Вас представлении, помимо единства стремлений, Вы ещё и по стилю близки к Поэ. Страницы 195 до 202 второй статьи я читал, чувствуя то же, что чувствую, читая «Лигейю» (рассказ Э. По), ибо любовь – содержание этих страниц, - а ведь решительно всё равно бога любишь или женщину, если любовь так свято-чиста».

«Есть в Ваших статьях неумирающее – грусть о смысле жизни и жалоба на пустоту её в наши дни, страсть к тайнам бытия и много красоты и боли искания нового. Весьма вероятно, что Вас это уподобление рассмешит, но мне до этого нет дела. Вы спрашиваете – я отвечаю, Вы скажете мне – нет, я буду думать – да, потому что я хочу так думать о Вас, и это моё право – думать и видеть в человеке то, что я хочу, а не то, что мне показывают, и не так, как заставляют меня».

И далее, давая положительную оценку деятельности Волынского, Горький пишет, что сказал бы всё это в случае нужды «либеральным гайдукам» (т.е. лакеям), «хотя, может быть, сказал бы не ради моего уважения к Вам, а из ненависти моей к ним».

«Вы можете верить мне, ибо я говорю не видя Вас и не зная в Вас иного человека, кроме думающего …»

«Я тёмная фигура для Вас? И для себя самого тоже. О себе я одно знаю хорошо – я родился идеалистом, а теперь становлюсь скептиком …»

В приведённом отрывке из письма Горького обращают на себя внимание два момента.

Волынский интересует Горького как человек, открывающий какие-то новые, неведомые ему пласты культуры и пытающийся разрешить большие вопросы бытия и искусства. Всё это – и эпоха Ренессанса, и постановка «коренных вопросов, вопросов духа» - было необычным в «позитивной» журналистике того времени. «Страсть к тайнам бытия», искание нового, постановка эстетических проблем привлекали Горького в Волынском. Но в нашем распоряжении нет никаких материалов, которые позволяли бы делать вывод, что Горькому близка метафизическая и религиозная интерпретация искусства, являющаяся для Волынского связующим звеном между современной эпохой и Ренессансом. Горького привлекало скорей лишь само выдвижение Волынским вопросов, которые были запретны в либерально-народнических кругах и будоражили мысль.

Отсюда становится понятной и высокая оценка Горьким Волынского как деятеля, «убеждённого в своей правоте» и нашедшего в себе «мужество идти против течения». Но преувеличивать эту оценку всё же не следует, так как сам Горький заявляет: «… хотя, может быть, сказал бы не ради моего уважения к Вам, а из ненависти моей к ним», т.е. к либералам. Увлечение Горького Волынским и его приход в «Северный вестник» во многом объясняются полярностью позиций либерал-народников и Волынского, истинную роль которого он в то же время не смог по-настоящему понять.

До сотрудничества в «Северном вестнике» Горький уже поместил в столичных журналах и газетах пять рассказов и обратил на себя внимание крупным и оригинальным дарованием. О нём появился ряд критических отзывов и статей. Привлечь этот талант в свой лагерь и, по возможности, воспитать «самородка» соответственно своим взглядам – такую задачу ставили различные по своим направлениям литературные органы 90-х годов.

Редактор журнала «Русское богатство» Н. К. Михайловский пытался воздействовать на Горького, но неудачно: Горький, несмотря на некоторые неизжитые к середине 90-хгодов иллюзии народнического порядка, оставался чужд этому течению, и его рассказы в недрах «Русского богатства» неумолимо терпели неудачу.

С приглашениями участвовать в «Новом слове» обращались к Горькому А. Скабичевский (при старой народнической редакции журнала) и В. Поссе в 1897 году (при «марксистской» редакции). В преобразованном «Новом слове» тон задавали «легальные марксисты», проповедовавшие рабскую зависимость человека от экономической необходимости. Горького, певца гордого и активного человека, они не устраивали. На предложение быть постоянным сотрудником «марксистского» «Нового слова» «Горький ответил, что новая редакция, так же как и прежняя, представляет собой «суд нечестивых» и что «убеждения» у многих членов редакции «служат для прикрытия наготы».

А. Е. Богданович, близкий к Горькому в нижегородский период его жизни, свидетельствует так же, что «к нему обращались Волынский и Любовь Гуревич, прося о сотрудничестве». Это обращение относится к весне 1897 года. Учитывая, что всего год тому назад, в журнале, был отвергнут рассказ Горького «Обман», специальному обращению о сотрудничестве нельзя не придать большого значения. Безусловно, эта инициатива продиктована стремлением руководителей «Северного вестника» втянуть Горького в орбиту своего влияния и своих интересов. При этом нельзя не заметить, что обращение к Горькому по времени совпадает с началом резкого расхождения редакции с символистами. Надежда на них у руководителей «Северного вестника» поколебалась. Крупный, но ещё не определившийся талант Горького, возможно, позволял Волынскому и Гуревич думать, что он станет писателем, близким к направлению журнала.

Чем же привлекал их Горький? К сожалению, письма Волынского и Гуревич к Горькому за 90-е годы в архиве писателя не сохранились. Поэтому трудно восстановить по односторонней переписке полную картину его взаимоотношений с «Северным вестником». Несомненно, одно – талант Горького руководителями журнала был оценён очень высоко. «От Горького отрезал одну треть и отослал в типографию – прекрасно читается, интересно, талантливо», - сообщает Волынский Гуревич о «Вареньке Олесовой». «Есть только один свежий развивающийся талант в новом направлении – Горький (ещё раз очень советую тебе прочесть его «Мальву» в «Северном вестнике» - ноябрь и декабрь 1897 г.)», - пишет Гуревич одному из своих корреспондентов.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Полезный материал по теме
И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском


регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2019 «Критическая Литература»

Обновлено: 03:46:30
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение