Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Сравнительный анализ творчества Марины Цветаевой в годы гласности … Часть вторая. (Сравнительный анализ)


Высокопоэтична символика названия цикл «Лебединый стан», закреплённая системой образного параллелизма:

Не лебедей это в небе стая:

Белогвардейская рать святая

(…)

Белою стаей летя на плаху,

Мы заодно умирали: хаты!

(…)

А останетесь вы в песне – белы-лебеди!

Знамя, шитое крестами, в саван выцвело.

А и будет ваша память – белы-рыцари.

Подчерпнутое из фальклора уподобление защитников Дона белым лебедям призвано указать на их нерасторжимую связь с родной землёй, родной культурой, и в то же время это знак красоты, благородства, чистоты их нравственного облика.

М. Цветаева прославляет героизм и мученичество участников белого движения, оплакивает его разгром, шлёт привет «молодой Руси» за границей.


Она убеждена, что будущее отдаст должное белогвардейской борьбе, которая войдёт в легенды.

Нетрудно заметить, что созданный поэтессой образ белой гвардии плохо согласуется с характеристиками тех писателей, которые знали белое движение изнутри: В. Зазуботна, М. Волошина, М. Булгакова, наконец, мужа М. Цветаевой – С. Эфрона, напечатавшего в 1924 году в эмиграции критическую по содержанию брошюру «О добровольчестве». Только сведения из первых уст разочаровавшегося в белом движении С. Эфрона побуждают М. Цветаеву отказаться от романтических иллюзий, осознать, как далека она от истины. Отсюда – решение не публиковать «Лебединый стан» за границей, куда ехали М.

Поступаете в 2019 году?

Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы:

  • подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);
  • оформим заявления (Вам останется только подписать);
  • подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);
  • мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);
  • подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).

Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Цветаева в 1922 году. Но уже сам опыт гражданской войны подготавливал новое отношение поэтессы к борющимся лагерям, к произошедшему в стране расколу. Об этом свидетельствует стихотворение «Ох, грибок, ты мой, грибочек, белый груздь!», написанное 7 января 1921 года. Это плач самой России об убиённых в братоубийственной войне сыновьях, страшных жертвах и утратах, которым нет числа. Прибегая к олицетворению, М. Цветаева наделяет Россию обликом рыдающей женщины-матери, обезумевшей от горя, едва стоящей на ногах, по-простонародному голосящей по своим погибшим детям. Матери одинаково дороги все её сыновья: и красные, и белые, ей непереносимо слышать их предсмертные крики, ощущать безмерность их страданий.

Смерть не различает правых и виноватых. Она безжалостно косит «своих» и «чужих». М. Цветаева поднимается над узкоклассовой точкой зрения, раскрывает трагическую сущность гражданской войны с её неминуемо пирровой победой. Реки крови, горы трупов соотечественников невозможно оправдать никакой самой благородной целью, - к такому выводу приходит поэтесса. Таким образом, она как бы опровергает собственные утверждения о высокой миссии белой гвардии и впервые в своём творчестве «уравнивает» белых и красных. По представлениям М. Цветаевой, они равны в своей вине перед Россией, их мёртвые равны в своей судьбе. Погибшие русские люди продолжают оставаться ими, вне зависимости от своей политической принадлежности.

На смену антитезе «белое» - «чёрное» приходит взаимозаменяемые понятия и символико-цветовые обозначения, что подчёркнуто хиазмом – перевёрнутым расположением тождественных элементов речи в смежных частях текста:

Белый был – красным стал:

Кровь обагрила.

Красным был – белым стал:

Смерть побелила.

Знак политической принадлежности оказывается менее устойчивым, чем сама человеческая природа. Из уст умирающих вырывается один и тот же крик: «Мама!»

Ощущение общей трагедии усиливает ярко выраженный в произведении национальный колорит. В стихотворении есть строки:

- Кто ты? – белый? – не пойму! – привстань!

Аль у красных пропадал? – Ря-зань.

Кто отвечает? Красный? Белый? Безошибочно установить невозможно. С трудом, по слогам произносит слово раненый. М. Цветаева сознательно стирает различия, обнажает черты общности, «русскости». Этому способствует использование традиций фольклора. Исконно-народные средства выражения горестных чувств (публичные причитания с воспроизведением последних слов оплакиваемых – в данном случае это слово «Мама!»),, образ русского поля, которые после окончания боя (гражданской войны) обходит мать-Россия, элементы просторечья («Все рядком лежат - // Не развесть межой»), олицетворение обстрактных понятий (« Смерть побелила»), употребление постоянных эпитетов («кровь-руда») – всё это буквально пронизывает произведение русским духом, не позволяет ни на минуту забыть о единых корнях борющихся сторон. Начинающая стихотворение заплачка: «Ох, грибок ты мой, грибочек, белый груздь», - мысленно возвращая нас к строкам: «Белогвардейцы! Белые грузди» («Белогвардейцы! Гордиев узел»), в равной мере уже распространяет своё содержание и на белых, и на красных. Она выросла из пословицы «Назвался груздем – полезай в кузов» и фиксировала горькие последствия опрометчивого решения.

Стихотворение М. Цветаевой несло в себе более трезвый взгляд на гражданскую войну, было овеяно дыханием общечеловеческого гуманизма, утвердившего её в дальнейшем в поэзии «над схваткой»:

Как произведения М. Волошина, стихотворение звало к общенациональному примирению, отказу от конфронтации. Некоторые мероприятия нэпа и встречное ему сменовеховство стали реальными шагами в этом направлении. Однако в дальнейшем возобладала политическая концепция «гражданской войны», а не «гражданского мира», отвергавшая возможность компромисса с национально-патриотическими силами внутри страны и за рубежом. И только в наши дни вновь предпринимается попытка сблизиться с разбросанными по всему миру соотечественниками, найти общий язык с 20-миллионной русской эмиграцией, воссоединить расчленённую русскую культуру. Немаловажен учёт опыта гражданской войны 1917-1920 годов и для решения внутренних проблем общеполитической жизни. Он предостерегает против политического экстремизма, нетерпимости, способных навязать народу вооружённую борьбу с «противниками», повлечь за собой кровопролитие.

Современную литературу нередко упрекают в излишней политизированности, уверяют, что гражданская поэзия вообще изжила себя. Творчество таких больших поэтов, как М. Волошин, М. Цветаева, опровергает подобные утверждения. Не сфера социально-политической жизни сама по себе противопоказана художнику, а поверхностно-пропагандистский подход к осмыслению важнейших вопросов исторического бытия. Мысли, переживания, идеи, образы настоящего поэта не тускнеют от времени, вне зависимости от того, к какому направлению принадлежат его произведения, в каком жанре написаны. Это подтверждают книги и судьбы многих талантливых авторов.

Преодоление классово-ограниченной, вульгарно-социологической точки зрения на явления и события прошлого, приобщение к запретным источникам национальной культуры позволило более объективно оценить творческое наследие крестьянских поэтов 20-30-х годов: Н. Клюева, С. Клычкова, П. Карпова, А. Ганина, И. Приблудного, П. Радимова, П. Орешина, В. Наседкина. И поныне их творчество издано далеко не полно. «Архивы крестьянских поэтов в безобразном состоясии, клюевское наследие разбросано, не изучено, не собрано, рукописи его буквально истлевают…» И всё же появление антологии» О Русь, взмахни крылами… (поэты есенинского круга)», поэм «Погорельщина», «Песнь о Великой Матери» и неизвестных стихотворений Н. Клюева и других авторов значительно расширяет и углубляет представление об этом багатом и самобытном пласте нашей литературы. Современные исследователи отказываются от кассово-упрощённой, порождённой ошибочными идеологическими установками трактовки творчества поэтов «крестьянской купницы» как «кулацкого», «реакционного». Время показано, что именно произведения крестьянских поэтов наиболее глубоко и верно отразили настроения многомиллионных масс деревни, обречённых в годы военного коммунизма, а позже коллективизации, на разорение, утрату веками создавшихся традиций, духовных ценностей, неповторимой национальной культуры. Звучавшие уже в творчестве С. Есенина опасения за будущее деревни предстали в стихотворениях и поэмах конца 20-30-х годов как драматическая реальность, которой оказалось невозможно противостоять.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Полезный материал по теме
И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском


регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2019 «Критическая Литература»

Обновлено: 22:43:50
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение