Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Сравнительный анализ творчества Марины Цветаевой в годы гласности … Часть первая. (Сравнительный анализ)


По-своему дополняют и корректируют наши представления об эпохе революции и гражданской войны стихотворения М. Цветаевой из поэтической тетради «Лебединый стан» (1917-1921) и примыкающие к нему произведения. В них отражены настроения и переживания той части русской интеллегенции, которая идейно и духовно противостояла революционному лагерю, связывала свои надежды на спасение России с белым движением. Стихи М.Цветаевой позволяют лучше понять психологию, моральный облик, устремления сторонников белой идеи, во всяком случае – наиболее честных из них, дают возможность ощутить трагизм их судьбы.


М. Цветаева предельно эмоциональна, искренна, пристрастна. Её произведения о событиях революционного времени – как бы выплески рвущихся из души чувств, зафиксированных то в «кратких записях» дневникового характера, то в дерзких «декларациях», то в страстных призывах. В них отражено потрясение, вызванное свиржением самодержавия, арестом царской семьи, преследованием церкви, нарастанием анархии в стране. Россия видится М. Цветаевой повергаемой в пучину бед, отпеваемой погребальным церковным звоном.

Поэтический плач М. Цветаевой по «Руси уходящей» - сколок мифологизированного народного сознания, воспринимавшего как истину официальную государственную идеологию, непоколебимо убеждённого в священности самодержавных устоев в России, оценивавшего крушение изживших себя политических форм жизни как гибель всего, с чем сроднилась душа.

Поступаете в 2019 году?

Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы:

  • подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);
  • оформим заявления (Вам останется только подписать);
  • подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);
  • мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);
  • подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).

Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Сегодня аналогичные настроения встречаются у людей, сформированных сталинизмом и наблюдавших его агонию.

Мифологизированный характер политического мышления М.Цветаевой подтверждается целым рядом её высказываний. Так, 24 апреля 1918 года поэтесса писала:

Это просто, как кровь и пот:

Царь – народу, царю – народ.

Это ясно, как тайна двух:

Двое рядом, а третий – Дух.

Царь с небес на престол взведён:

Это чисто, как снег и сон.

Царб опять на престол взойдёт –

Это свято, как кровь и пот.

Искренность поистине религиозного воодушевления продиктовала эти строки. Но использование символики Троицы (Отец – Сын – Дух святой) для обоснования – «органического единства» царя и народа, освящённого будто бы свыше, вопреки намерениям поэтессы вызывает впечатление пародийности. Так мстит за себя идеализация действительности. М.Цветаева закрывает глаза на преступления царизма, игнорирует бунтарско-тираноборческую традицию русской жизни. Стихотворение даёт возможность ощутить силу воздействия на человеческие души социально-религиозных мифов, приводящую не только к утрате поэтического вкуса, но и –что более важно – к утрате чувства реальности, политической слепоте. В начальный период революции М.Цветаева свято была убеждена в том, что «народ обезглавлен и нет главы», повествовала о тайно свершаемых молитвах, за живот, за здравие Раба Божьего Николая», призывала беречь царского наследника – «младого Але»сея". Показательно, что всё, связанное с царским домом, в стихах М. Цветаевой этих лет романтизируется, обволакивают ореолом праведности и святости. Но какие-либо реальные черты Николая 2, его жизни, системы правления в произведениях поэтессы отсутствуют. Мифологизированное сознание в них не нуждается. Конечно, можно было бы пренебречь этими свидетельствами «загипнотизированности» монархизмом, если бы они отражали взгляды и чувства одной только М.Цветаевой и не фиксировали, хотя и весьма субъективном преломлении, настроения, из которых выросла белая идея. Важно отметить, что далеко не всегда определяющую роль здесь играли классово-сословные интересы. Не меньше значили национально-религиозные традиции, побуждавшие воспринимать покушение на «Царя и Церковь» как покушение на святыни, опору державы. Своей дочери Ирине, родившейся 13 апреля 1917 года, М. Цветаева завещала «наследственные блага»:

Триединство Господа – и флага,

Русский –

и русские пространства.

Укрепляли уверенность поэтессы в своей правоте ошибки революционной власти, анархизм народных масс. Стихотворения М. Цветаевой 1917-1918 годов запечатлевают исключительно то, что способно оттолкнуть от революции: разгром винных складов и пьяное убицство на улицах города («Ночь. Народ – отбив солдат Реввоен»), расправу с юнкерами, «разорванными в клочья» («Юнкерам, убитым в Нижнем»), закрытие ряда монастырей и доступа в Московский Кремль – «священное достояние всего верующего народа» («О, самозванцев жалкие усилия»). Жизнь революционной Москвы изображается как нашествие варваров, злобных гуннов, самозванцев-лжедмитриев, крушащих и поганящих всё, что дорого русскому человеку. М. Цветаева клеймит ничем не оправданные акты вандализма, глумление над церковью, враждебное отношение к непролетарским слоям населения в действиях и поведении народа поэтесса акцентирует грубо-животные инстинкты, жестокость, хамство, кощунство, святотатство:

Рвитесь на лошади в Божий дом!

Перепивайтесь кровавым пойлом!

Стойла – в соборы!

Соборы – в стойла!

Каждый выкрик – как удар плетью, презрительный вызов торжествующим победителям.

Живущая промонархическими настроениями, оскорблённая в своих религиозных чувствах, не приемлющая разгула анархии, поэтесса сосредоточена только на том, что причиняет боль, вызывает протест. При этом – в отличие от произведений А. Блока, В. Маяковского, В.Хлебникова – ни одной приметы собственно-революционных событий мы в стихотворениях М. Цветаевой не обнаружим. Можно сказать, что революция как историческое явление в «Лебедином стане» отсутствует, хотя отношение к поляризовавшимся после Февраля 1917 года социально-политическим силам выражено со всей определённостью.

Они противопоставлены друг другу по принципу позитива и негатива. Резкую контрастность обретает цветовая символика, олицетворяющая

Различные нравственно-социальные категории. При изображении царя, церкви, их защитников используется белый цвет, при изображении свершённой революции-зловещий чёрно-кровавый. Белый цвет наделяется значением святости, добра, чёрный – зла, низости, красный – напоминает о преступно пролитой крови. Антитеза лежит, например, в основе стихотворения «Белизна – угроза Черноте». Здесь последовательно противостоят друг другу «Белизна» - «Черноте», «Белый храм» - «гробам и грому», «Бледный праведник» - «Содому», «Господин» с цветком, «цветущим из рук», - «червю и черни», «агнец» - «волку», «ангел» - «крепости». В один синонимический ряд выстраиваются понятия «Белизна» - «Белый храм» - «Бледный праведник» - «Нерукотворный круг» - «чан крестильный» - «Вещие седины» - «агнец» - «ангел» - «Белый полк» с доминирующим использованием возвышенной библейско-христианской терминологии. В другой – «Чернота» - «гроб» - «гром» - «Содом» - «Червь» - «чернь» - «волк», несущие в себе негативно-уничижительные значения. В сущности. М. Цветаева полностью во власти схемы «классового, дальтонического по своему характеру видения действительности». Она абсолютизирует свои предельно субъективные политические представления, творит поэтический миф о спасителях Русской земли – участниках белого движения. «У всех больших русских поэтов миф, как правило, не поглощает реальности, а находится с ней во взаимодействии, внятном не только чувству, но и сознанию». Не то – в «Лебедином стане» М. Цветаевой. Миф «поглощает» здесь историческую реальность. Контрреволюционная борьба на Дону изображается М. Цветаевой как подвиг самопожертвования во имя Бога и Отечества, который будет жить в веках. «Белогвардейская рать» запечатлена в идеальном символико-романтическом образе «лебединой стаи», опоэтизированном автором:

Белая гвардия, путь твой высок:

Чёрному дулу – грудь и висок.

Божье да белое твоё дело:

Белое тело твоё – в песок.

Не лебедей это в небе стая:

Белогвардейская рать святая

Белым видением тает, тает…

Старого мира – последний сон:

Молодость – Доблесть –

Вандея – Дон

В характеристике белой гвардии М. Цветаева сплетает церковно-славянскую и фольклорную образность, патетику гражданской поэзии и элементы плача, реальные штрихи и фантастическую условность. Поэтесса всемерно стремится подчеркнуть святость дела, за которое воюют белогвардейцы, их нравственную правоту. Более всего они напоминают всё

Изображении воинство Христово, ангелов Господних, и ведёт их полки – Богородица, иать – заступница России. Не случайно между «белым делом» и «божьим делом» поэтесса ставит знак равенства.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Полезный материал по теме
И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском


регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2019 «Критическая Литература»

Обновлено: 18:41:20
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение