Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Сравнительный анализ произведений Максима Горького и Петра Якубовича. Часть 2. (Сравнительный анализ)


В стихотворении «Журавли» (1889),написанном в крепости, призывный крик птиц, улетающих «В заветный чудный край», возвращает силы политическому узнику. Крик проникает, точно «клич свободы», в подвалы бедняков, в тюремный каземат, к фабричному станку. Воспринимаясь угнетёнными, как «могучий зов борьбы», клич этот наводит ужас на палаты дворцов, как «буйный черни крик».

Большой популярностью пользовалась «Смерть орла». Стихотворение это, очевидно, хорошо было известно Горькому.


В горьковских «песнях» мы находим его отзвуки.

У Якубовича немало «орлиных» метафор и сравнений: «юноша рядом – со взором орла»; «Как орёл могучий, он взовьётся к солнцу»; «Орлы, любившие свободу будто мать»; «лица гордые с орлиным смелым взором», и так далее. Сознательно отталкиваясь от «бескрылой» поэзии 80-х годов, Якубович указывал: «Все несчастья людей, подобных Надсону, заключались в том … что они не могли вспыхнуть орлиной отвагой».

Романтический образ Орла присутствует в стихотворении «На смерть Тургенева» (1883), но символическая разработка его, как образа политического борца, дана Якубовичем наиболее ярко именно в стихотворении «Смерть орла» (1884), написанном в период активной революционной борьбы. С. Д. Балухатый справедливо отметил, что «трактовка образа Орла в этом стихотворении в основных своих признаках совпадает с образом горьковского Сокола».

К таким признакам Орла относятся гордость (он «гордо страдал», «гордо в плену угасал», «гордая мощь пробудилась в крыле»), смелость («прямо и смело он в тучи летел»), безумство, как одна из форм героизма и презрения к рабской жизни.

Foxford

Те же черты определяют характер Сокола и Буревестника («гремела песня о гордой птице», «смелый Сокол», «гордый Буревестник», он «реет смело и свободно», «безумству храбрых поём мы славу!»). орёл сравнивается с поэтом с солнечным лучом; аналогичное сравнение дал первоначально и Горький: Сокол – «любимец солнца».

Совпадения распространяются на детали: Орёл сражённый «камнем с неба низринулся в прах» и Сокол «пал с неба… как камень, скользя по скалам».

Орёл «крылами взмахнул», «Грудь молодая вздымалась легко, /Взор проникал далеко-далеко». Та же последовательность движения схвачена Горьким: Сокол «расправил крылья, вздохнул всей грудью, сверкнул очами» (крылья – грудь – очи).

Совпадает описание предгрозья. Мы имеем в виду не только образы туч, грома, волн, моря, молнии, без которых нет бури, но и художественную интерпретацию их: если у Якубовича гром рокочет «из седой глубины» и молнии «золотая метнулась змея», то у Горького тучи собираются «над седой равниной моря», а молнии вьются «точно огненные змеи».

«Смерть орла» является своеобразной аллегорической «перелицовкой» поэмы Лермонтова «Мцыри». Внутренне родство обоих произведений разительно, не говоря о внешних совпадениях. Совпадает мотив плена, тюрьмы и рабства, мотив пленной молодости, томления и страдания; совпадают мотивы освобождения, борьбы и возвращения к стенам тюрьмы, а так же полное отсутствие раскаяния перед смертью. Но, впитав в себя основную энергию лермонтовского сюжета, стихотворение Якубовича дало новый аллегорический образ борца, который озарил своими лучами горьковские образы Сокола и Буревестника, подготовив их эмоциональное восприятие современниками.

Произведение Якубовича близко не только к Лермонтову по линии восприятия и переработки традиции, но и к Горькому по линии её передачи. «Смерть орла» - необходимое звено между Лермонтовым и Горьким, оно несёт новое стилевое начало, ясную и мужественную аллегоричность, разработанную в применении к политическому борцу, её-то подхватит и разовьёт ещё глубже Горький. Между образами монастырского послушника, мятежного Мцыри, молодого Орла и гордого Сокола есть несомненная связь.

Характерно, что, включив в свою антологию «Русская муза» стихи Горького, Якубович сопоставил поэта с Лермонтовым. «Не проводя никакой аналогии между талантами двух поэтов, - писал он, - мы думаем, что в значении г. Горького для последнего десятилетия только что минувшего века есть некоторое сходство с значением Лермонтова для поколения 30-х годов. Стихами пишет г. Горький мало, но и в стихах его звучит та же смелая, призывная нота».

Общественный подъём 90-х годов сказался на настроении Якубовича-поэта. В стихотворении «Оборван у музы цветущий венок» (1896), написанном в ссылке, он выражает веру в приход нового большого поэта. Говоря о свободной, смелой и честной речи, Якубович символизирует её в образе песни-буревестника:

«И песня, поникшая грустно челом,

Как птица в предчувствии бури,

Очнётся внезапно, ударит крылом –

И гордо взовьётся к лазури!»

Стихотворение Якубовича, возвещавшее скорее появление поэта-буревестника, было отмечено критикой, как «подкупающее своей нравственной силой, бодростью, гордою и смелою отвагой». Песня, провозгласившая бурю, была создана Горьким в 1901 г.

Одной из композиционных особенностей романтической лирики Якубовича является противопоставление героических образов жалким образам «смиренников» - приём типичный и для Горького. В стихотворении «Пускай обвиняют, клевещут, бранят …» (1892) Якубович с презрением обращался к мещанам-судьям:

«Вы неба не знали! Влачась на земле,

На ощупь вы каждый успех измеряли …»

В стихотворении «Голуби» (1885) героическим образам Орла и Ворона в свою очередь противопоставляют рабские души «смиренников голодных» - голубей, ждущих очередной подачки.

Поучительно сопоставить стихотворение Якубовича «Юность» (1890) с «Песней о Соколе» Горького. В обоих произведениях ощутима тематическая и образная перекличка, она в романтическом прославлении героического подвига, смелых дерзаний юности. В стихотворении Якубовича звучит страстная критика мещанской «философии» ужей и героическая хвала погибшему Икару. Прощаясь с юностью, поэт обращается к молодому поколению 90-х годов, как новой революционной силе. Резко выступая против философского позитивизма либерального народничества с его программой отхода от революционных традиций, осуждая современных «мудрецов» с охлаждённым умом, поучающих юность «трезвому опыту» осторожного приспособления к жизни и называющего борьбу за светлое будущее «несбыточным сном», Якубович призывает молодёжь стремится «отважно вперёд, \ Выше, всё выше», не боясь жертв, страстно веря в победу, воспитывая в себе чувство героического. Заканчивается стихотворение славой храбрым, весной славой юности, посвятившей себя подвигу.

«Слава победы лишь храбрым даётся,

Срама не знает погибший в борьбе…

- Юность, тебе наша песня поётся!

Вечная слава тебе!»

Призыв Якубовича: «… отважно вперёд, \ Выше, всё выше», - этот же призыв звучал и в «Смерти орла», - станет идейным лейтмотивом горьковской поэмы «Человек» («Вперёд! И – выше, всё вперёд! И – выше!»). Трагическому образу Икара, пытавшемуся взлететь на крыльях до солнца, соответствует у Горького трагический образ Сокола, познавшего «счастье битвы».

Дело, однако, не в том, чтобы найти побольше созвучий между поэтическими формулами Якубовича и Горького (например: «Слава победы лишь храбрым даётся» у Якубовича и поэтически близкое у Горького: «Безумству храбрых поём мы песню!». Или «Будь мне примером живым» у Якубовича и аналогичное у Горького: «Всегда ты будешь живым примером». Глубина их взаимосвязи заключается в том, что Горький-поэт воспринимает и творчески перерабатывает всё наиболее типическое из романтической лексики Якубовича. Поясним: Уж осуждает гордость и безумство Сокола – «Зачем же гордость? .. Затем, чтоб ею прикрыть безумство своих желаний? .. То, что пугает Ужа, утверждает в Соколе Горький, провозглашая славу «безумству храбрых» и призывая проникнуться «безумной жаждой свободы, света». Песня о вольной птице стала «призывом гордым к свободе, к свету».

Современные словари русского языка связывают изменение смысла слова «безумный» с именем Горького, утвердившего новое смысловое значение своей «Песней о Соколе». Но нельзя забывать, что у истоков его стоит поэзия Якубовича. Высокие эпитеты «гордый» и «безумный» Горький воспринимает в том романтическом звучании, которое им придал Якубович: «… плачет душа моя, стонет безумная («В театре»), «тише, о тише, безумный!» («Смерть орла») и др. Во всех случаях «безумный» соответствует в контексте понятию «мятежный». «Безумство» резко противопоставлено Якубовичем сентиментально-салонному восприятию этого слова (вспомним «ночи безумные» А. Апухтина). В значении «мятежный» Якубович употреблял и эпитет «гордый»: «Гордый клич свободы непродажной», «Нужно чувствовать гордые силы», «думы гордые вставали» и т.д.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Полезный материал по теме
И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском


регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2019 «Критическая Литература»

Обновлено: 18:45:21
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение