Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Случевский и Кедрин (Сочинение на свободную тему)


Начиная герменевтический анализ стихотворений К. Случевского и Д. Кедрина, обращаем внимание на необычную тематику. Оба лирических героя видят свои похороны, один во сне, другой в собственных фантазиях. И эта и без того неизменно печальная картина становится вдвойне печальной в их глазах. Оба героя чувствуют себя ненужными, никому не дорогими и наблюдают, как ярко проявляется равнодушие, окружающее их, после смерти.

Типологический метод анализа стихотворения позволяет заметить не только невероятное сходство темы, но и выбор авторов в пользу одинакового размера – трехстопного амфибрахия, что сложно считать простым совпадением. Однако строфы стихотворений не звучат как взятые из одного текста – это объясняется неполной рифмой (рифмуются только четные строки) с женскими окончаниями у Случевского в отличии от классической перекрестной рифмовки с чередованием женских и мужских клаузул у Кедрина. Тем не менее ритмы стихотворений очень схожи.

Так может ли это быть простым совпадением?

Не имея возможности использовать биографический метод, выдвинем гипотезу, что Кедрин был знаком со стихотворением Случевского и имел его в виду при написании собственного.


Это предположение позволит нам далее применять компаративистский метод анализа.

Кедрин как бы продолжает стихотворение своего предшественника, выводя ситуацию за пределы отпевания и самого процесса похорон как в сюжетном, так и в хронотопическом плане.

Так система образов во втором стихотворении приобретает еще одного героя, играющего в тексте ключевую роль -- это «высокая дама». Только она одна (даже если брать во внимание оба стихотворения) по-настоящему горюет о смерти лирического героя. Ее отчаяние мы в первую очередь видим в художественной детали, упоминающейся в стихотворении даже раньше героини, к которой она относится: «перчаткой зажавшая рот». Эти глухие, сдерживаемые рыдания и само тайное появление дамы на кладбище неизбежно заставляет проникнуться состраданием к чувствам и горю женщины – по-видимому любовнице лирического героя.

Образ «высокой дамы» является антитезой к образу жены лирического героя.

Поступаете в 2019 году?

Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы:

  • подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);
  • оформим заявления (Вам останется только подписать);
  • подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);
  • мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);
  • подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).

Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Данное противопоставление напрашивается уже исходя из ролей героинь жена – любовница, однако автор еще точнее подводит нас к сравнению, используя в описании реакции женщин на смерть героя однокоренные слова: так о жене сказано «легче вздохнется», а о любовнице «слегка задохнется от слез» (заметим, что о слезах жены нет ни слова, хотя даже «чахотоный критик» роняет в некролог свою фальшивую слезу). Также и в первом, и во втором описании упоминаются цветы: в случае с женой это ландыши «Она меня ландышем сбрызнет, //Что в жизни не жаловал я», любовница же приносит на могилу «весенние зарева роз» и это словосочетание обладает в устах героя отчетливо положительной коннотацией.

Однако, внимательнее рассмотрев описание «высокой дамы», видим в ней отклик на героиню стихотворения Случевского – она также противопоставлена жене-предшественнице. Героиня Случевского прибывает «в интересном безумье» -- это абсурдное словосочетание обнажает истинное безразличие супруги, спрятанное под игрой на общество. Состояние же «высокой дамы», руководствуясь ее поведением, тоже можно назвать «безумным»: она зажимает рот перчаткой и задыхается от слез, но только ее эмоции искренны – это подлинное горе. Также обратим внимание на одежду сравниваемых: жена из первого стихотворения наряжена: «крепом красиво прикрывшись», в то время как любовница «одета печально и просто» -- так внешний вид героинь говорит об их чувствах не хуже их поведения.

Вернемся к хронотопу. Первое, о чем хочется упомянуть, действие у Случевского происходит в дореволюционной России – об этом говорит описание отпевания в церкви. Место действия стихотворения больше не меняется, хотя вскользь упоминается погребение «зарывши мои безответные кости» и поминки «пирог был удачен», «объелись на сытных поминках»; причем оба действия перемешаны в одно в таком порядке: поминки – погребение – поминки. Сумбурность процесса обнажает авторскую злую иронию.

Кедрин, напротив, описывает в большей степени то, что происходит до и после похорон, избегая самого обряда. Ко всему прочему, в отличии от стихотворения- предшественника, здесь появляется пейзаж и упоминания о погоде и времени года, что позволяет стихотворению «дышать свежим воздухом», в отличии

от первого, сжатого в рамках стен и потолка, текста. Это заметно влияет на настроение стихотворения, превращая иронию первоначального текста в печаль.

Настроения стихотворений можно назвать ключевым отличием. У Случевского это грустная ирония на грани с обидой – чувство героя подкрепляется множественными оксюморонными сочетаниями: «непроспавшийся дьякон», «хриплые певчие», «интересное безумье», «рыдали при радостной встрече» и т.д. На уровне системы образов стихотворение изобилует равнодушными, лицемерными, жадными героями, которых куда больше интересует наследство и угощения, чем повод, по которому они собрались. Все происходящее абсурдно и неуместно.

В стихотворении Кедрина, напротив, все организовано, как подобает: жена делает все необходимое, хотя и без особых стараний, друзья не напиваются и почитают покойника надгробным словом, критик пишет некролог. Однако с первых строк становится ясно, что все действия героев – не более, чем формальность и смерть заботит их никак не больше, чем героев первого стихотворения. Вот только печаль у Кедрина приобретает оттенок надежды, благодаря снесенному в финал образу «высокой дамы»: герой точно знает, есть тот человек, который будет помнить и тосковать о нем.

Так метод компаративистики позволил нам увидеть в таких тематически похожих стихотворениях Случевского и Кедрина еще больше тонких пересечений и намеренных противопоставлений

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2019 «Критическая Литература»

Обновлено: 09:34:33
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение