Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?





ПОИСК:

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!


Иван Сергеевич Тургенев «Отцы и Дети». «Необходимы ли преобразования?» и «Молодое поколение» в романе. (Тургенев И. С.)


Иван Сергеевич Тургенев «Отцы и Дети».

«Необходимы ли преобразования?» и «Молодое поколение» в романе.

«Преобразования необходимы».

Роман Ивана Сергеевича, написанный им в тысяча восемьсот шестьдесят втором году, и названный «Отцы и Дети», вызвал множество статей, стихотворных и прозаичных парой, карикатур и эпиграмм. Главным объектом полемики был образ центрального героя произведения – Евгений Базаров. В шутливой форме Салтыков-Щедрин так сформулировал сущность этих слов: «..есть ли созданный г. Тургеневым Базаров фига и карикатура, над которою нужно издеваться, или же он есть идеал, которому нужно подражать?» Разногласия доходили именно до подобных крайних суждений.


Споры продолжались долгие годы, и страстность их не ослабевала. Очевидно, что проблематика произведения сохраняла злободневность и для последующих поколений: «И сейчас, несмотря на то что мы не похожи на людей тогдашнего времени, - писал А. В. Луначарский, - «Отцы и дети» ещё живой роман, и все споры, которые вокруг него велись, находят известный отклик и в наших душах». Эти слова можно повторить и в наше время.

В романе, с исключительной остротой, сказалась уже знакомая нам черта таланта автора, владевшего, по словам его современников, особым чутьём угадывать нарождающееся в обществе движение. Злободневность романа заключалась не только в изображении нового человека, но и в том, что писатель запечатлел картины острой, непримиримой борьбы враждебных друг другу общественных лагерей – «отцов» и «детей». Фактически это была борьба между либералами и революционными демократами.

Дыхание эпохи, её типические черты ощутимы и в центральных образах произведения, и в том числе в историческом фоне, на котором разворачивается вся эта история …

Александр Сергеевич Пушкин говорил, что в «Евгении Онегине» время у него рассчитано по календарю. Точная датировка – характерная черта и тургеневских романов. Действие в романе начинается двадцатого мая тысяча восемьсот пятьдесят девятого года и заканчивается зимой тысяча восемьсот шестидесятого года; в эпилоге автор информирует читателя, что «делает теперь, именно теперь, каждое из выведенных лиц». «Теперь», это значит, в тысяча восемьсот шестьдесят втором году, именно в то время, когда «Отцы и Дети» появился на страницах «Русского вестника».

Период подготовки крестьянской реформы, глубокие социальные противоречия этого времени, борьба общественных сил в эпоху шестидесятых годов – вот что нашло отражение в образах романа, составило его исторический фон и сущность его основного конфликта.

Поражает удивительных лаконизм тургеневского стиля; весь этот огромный материал уместился в рамках, относительного небольшого произведения! Автор не даёт развёрнутых полотен, широких картин, не вводит большого числа действующих лиц. Он собрал лишь самое характерное, важное и существенное.

Образ главного героя – Базарова, занимает в романе центральное место. Из двадцати восьми глав, лишь в двух, Базаров не появляется, а во всех остальных – двадцати шести главах, он занимает, действующую роль. Все остальные герои, группируются вокруг Базарова, раскрываются во взаимоотношениях с ним, рельефнее и резче оттеняют тот или иной облик героя. При этом, в произведении не освещается история жизни главного героя. Взят лишь один какой-то период этой истории, автор показал лишь её поворотные моменты.

«Художественная деталь» в романе.

Она впечатляющая и точная, и помогает автору убедительно и кратко рассказать своему читателю о тех людях, которые задействованы в романе; об их жизни, о стране, в один из переломных моментов в истории.

Меткими штрихами, используя многозначительные детали, автор изображает кризис крепостнического хозяйства. Познакомив читателя со своими героями, автор набрасывает картину жизни целого народа. Что же видит читатель? «Деревеньки с низкими избёнками под тёмными, часто до половины разметанными крышами», то есть «деревеньки», «избёнки» - сама форма этих слов говорит о скудной жизни народа, даже … о нищете … Можно лишь предполагать, что голодную скотину приходится кормить соломой, взятой с крыш! О многом говорит и такое сравнение: «как нищие в лохмотьях, стояли придорожные ракиты с ободранною корой и обломанными ветвями». Крестьянские коровёнки, «исхудалые, шершавые, словно обглоданные», жадно щиплют первую травку. А вот и сами мужики – «обтерханные, на плохих клячонках». Хозяйство их скудное, нищенское – «покривившиеся молотильные сарайчики», «опустелые гумна …»

Далее, писатель уже не изображает нищету народа, но картина голодной дореформенной деревни, представшая перед читателем в самом начале романа, производит настолько сильное впечатление, что добавить к ней – больше нечего! И сразу же возникает горькое раздумье: «Нет … не богатый край этот, не поражает он ни довольством, ни трудолюбием; нельзя ему так остаться, преобразования необходимы … но как их исполнить, как приступить? ..»

Этот вопрос и тревожит каждого героя романа. Николай Петрович Кирсанов толкует «о предстоящих правительственных мерах, о комитетах, о депутатах, о необходимости заводить машины и так далее». Павел Петрович Кирсанов возлагает надежды на мудрость правительства и на патриархальные нравы, на народную общину.

Но, с каждой страницей романа, читатель ощущает то недоверием народа к власти, к помещикам; народ у ним относится враждебно. Копятся в людях мятежные силы, и пропасть между крепостными и крепостниками всё шире и глубже. Как характерны жалобы Николая Петровича на наёмных рабочих, на служащих из вольноотпущенных, на крестьян, которые не хотят платить оброк; как отчуждению, неприветливо встречают в Марьине молодого барина («толпа дворовых не высыпала на крыльцо»).

Картину предреформенной России довершает горькое, как бы ненароком оброненное замечание автора: «Нигде время так не бежит, как в России; в тюрьме, говорят, оно бежит ещё скорей».

И вот на фоне этой нищей, рабской, неустроенной жизни, вырисовывается могучая фигура Базарова. Это человек нового поколения, которое пришло на смену «отцам», неспособным решить основные проблемы своей страны, своей эпохи …

«Молодое поколение в романе»

В романе Тургенева изображается кризисный момент в жизни русского общества. Мы видим, как рушатся вековечные устои, как разваливаются «дворянские гнёзда» и нарушается жизнь русской общины.

Центральной идеей, которую предлагает молодое поколение и в которой оно видит возможность выхода России из кризиса, оказывается идея «нигилизма». И центральная фигура романа, его главный герой являет собой живое воплощение этой идеи. Базаров считает, что «в теперешнее время полезнее всего отрицать», он отрицает всё. Идея нигилизма, таким образом, затрагивает все стороны жизни, речь идёт не о частичных переменах, а о качественном, сущностном изменении человеческой жизни.

Полагается, что до настоящего момента человечество шло по ложному пути, существующая цивилизация погрязла во зле, несправедливости и лжи. Абсолютное отрицание требует отказа от всего созданного, от «лжеистории» и прихода к новой, «внеисторической жизни». Люди должны следовать общим законам природы, она – «мастерская», «человек в ней – работник». Иного отношения к миру быть не может. Следует заниматься не философией, искусством или политикой, а удовлетворением самых насущных потребностей, опираться на науку, а не на собственные «фантазии».

Базаров понимает, что совершить подобный переворот в истории не под силу одному поколению. Себя он чувствует предвестником новой эры, человеком, увидевшим Истину, к которой неминуемо придут и другие. Он не пытается переубедить «отцов», не занимается пропагандой: это ниже его. Он – символ. Он хочет, чтобы его жизнь соответствовала истинной жизни «нового человека», «человека Вселенной», «работника в мастерской природы».

Именно безграничная уверенность Базарова, дающая почувствовать его знание «Высшей Истины», которое позволяет ему говорить «мы» вместо «я»; именно внутренняя сила этого человека, а не какие-либо доводы приводит Базарова к полной победе над «отцами».

Но ортодоксальность, возможная в сфере общих, отвлечённых теорий, оказывается неприемлемой для «живой жизни». Воинствующий материализм, который в области идей соответственно «уравновешивает» пресытившие всех в тот момент идеалистические теории, в человеческой жизни оборачивается драмой, даже трагедией. Именно эту драму двух поколений и изображает Тургенев: «отцы» чувствуют себя «отставшими людьми», судьба «детей» трагична. Базаров, считающий, что в своей жизни он опирается на естественные законы, на самом деле эти законы нарушает.

Избранная им роль «символа», по сути Бога, не подходит для эгоистической человеческой натуры. Самолюбие, самоутверждающее начало неизменно перевешивает. Из-за «высшей милости», «снисхождения» к слабости остальных людей проглядывает презрение. Вспомним, как относится Базаров к Ситникову и Кукшиной, считающих себя его последователями. А каковы они, эти «реальные нигилисты», люди «новых воззрений», подхватившие свежие идеи? В романе Тургенев показывает, как трансформируются идеи в мире действительности. Мы видим, как они входят в жизнь практически всех слоёв общества: в этом ряду «прогрессистов» оказываются петербургский советник Матвей Ильич Калязин и губернатор, сын кабатчика Ситников и «степная помещица» Кукшина. Даже «усовершенствованный слуга» Пётр чувствует себя человеком «новейших воззрений».

Все эти образы снижены, пародийны - но ведь «не Боги же горшки обжигают». Действовать, заниматься «преобразованием мира» будут и эти герои, впрочем, уже действуют. И в их поведении мы видим самоутверждение «воинствующего невежества, бездарности». Идея позволяет им из ничтожества стать «надеждой и опорой» России и, главное, презирать тех, среди которых они ещё недавно ничем не выделялись, были чуть ли не из последних. Так, Пётр презрительно отзывается о мужиках, а для Ситникова «возможность презирать и выражать своё презрение» оказывается «самым приятным ощущением». Тщеславие Матвея Ильича» не знает границ».

Прогрессизм оборачивается деспотизмом («как это сплошь да рядом бывает на Руси», и чего не избежал сам Базаров: «Плётка – дело доброе», - замечает он), научное отрицание Базарова подменяется анархическим «Долой!» Ситникова. А строить новое будет уж не Кукшина ли? Ведь она с такой лёгкостью открывает законы в самых разных областях ( как в химии, так и в архитектуре). Мы видим, что идея «нигилизма» не может лечь в основу коренных преобразований в социальной сфере. Но она оказывается несостоятельной и в других отношениях.

Сторить свою жизнь, свои отношения с людьми согласно новым представлениям, быть «человеком Вселенной» удаётся лишь Базарову, да и то лишь какое-то время. ситников же и Кукшина, отказавшись от общепринятых отношений, полностью теряют почву, они одиноки, у них нет ни родины, ни корней, ни семей. Их никто не воспринимает всерьёз, над ситниковым смеются и люди высшего круга и даже его собственная жена. Таким же комичным и одиноким оказывается и «усовершенствованный» Пётр, это прямо-таки какая-то « застывшая фигура». Даже более консервативные чиновники не удовлетворяют вполне ни одну из частей расколовшегося общества. И они заняты скорее доказыванием правомерности, полезности собственного существования, чем реальным делом.

Действия этих героев сопровождает ненужная суетливость, бестолковость, говорящая об их растерянности. Они мечутся «как белки в колесе» и в итоге» оказываются за границей»: там быть прогрессистом, вероятно, легче, чем в России. Чувство растерянности испытывает и Базаров, он стушевывается в аристократических апартаментах» Одинцовой, а в Марьине, как «настоящий феодал», дерётся на дуэли с Павлом Петровичем. Конечно же, разом отвергнуть всё сложившиеся взгляды, обычаи, всю веками сформировавшуюся культуру невозможно. Более того, понять, что отличает человека от животного мира способность помнить, хранить, передавать – даёт ему возможность совершенствоваться, открывает перед человеком определённый путь, ограждает его от простого растворения в настоящем.

Но основная трагедия идеи «нигилизма» связана с её попранием законов самого человеческого естества. Нигилисты отрицают «романтическую любовь», то есть именно человеческую, гуманистическую любовь, связанную с чувством прекрасного, с верой, с готовностью к самопожертвованию. Отрицается и сама способность и потребность человека видеть красоту, наслаждаться ею, а вместе с этой потребностью отвергаются искусство и философия. Базаров пытается в себе подавить даже любовь к собственным родителям, которые в нём души не чают. Ему недоступно и чувство дружеского единения.

Но всё это противоречит природе человека. Базаров влюбляется в Одинцову, и его крах как «нигилиста» вызван именно пробуж-дением этого вечного, неистребимого человеческого чувства. догматизм и сама суть идеи «нигилизма» несут в себе преступление против жизни, уродуют человеческую личность. Мы видим «неестественную» Кукшину, окончательно запутавшегося Ситникова, окоченевшего от глупости и важности Петра с его «ю» вместо «е». За внешним комизмом скрывается драма людей, обделённых любовью и способностью любить, потерявших собственное «я».

Красивая, умная, внешне столь гармоничная Одинцова переживает ту же трагедию женщины, неспособной полюбить. Она называет себя и Базарова «стариками». Они оказываются вне той «живой жизни», с её законами любви и дружбы, с необходимостью создать семью, став отцом или матерью.

Некоторые представители молодого поколения в романе следуют этим естественным законам. Это – Аркадий, Катя и Фенечка. В их портретах и характеристиках отмечается та детская непосредственность восприятия, открытость и безыскусственность, которую утратили «нигилисты». Именно этим героям и их детям предстоит примирить то новое, что открыли «нигилисты», с уже существующим, связать эпохи. Они призваны созидать, а не разрушать. В них сильнее выражено «женское начало», способность вжиться, примириться с существующим порядком вещей и обогреть внешнюю неустроенность теплом внутренней, личной жизни.

Наиболее полно вбирает в себя это «женское начало» Фенечка. Она способна бескорыстно дарить любовь, призвана быть женой и матерью скрашивать существование другого человека. В этом отношении образ Фенечки оказывается полярным образу Базарова. Чувство особой правоты, которое даёт Базарову его идея, Фенечка испытывает благодаря своему материнству. Внутренняя жизнь героев, которым присуще «женское начало», очень богата и разнообразна, но они слабы перед внешними обстоятельствами, неспособны к поиску и открытию чего-либо действительно нового. Они не обладают тем зарядом энергии, который несут в себе люди типа Базарова, «мужского типа», «воины», «застрельщики».

О примирении «мужского» и «женского» начала, об их гармоничном сосуществовании, которое позволило бы избежать столь драматических кризисов в смене поколений, на пути развития человеческого общества, и пишет Тургенев в конце романа.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Полезный материал по теме
И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском


РЕГИСТРАЦИЯ
  вход
забыли пароль?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Copyright © 2011-2019 «Критическая Литература»

Обновлено: 04:33:24
Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение