—частливого нового года от критики24.ру критика24.ру
¬ерный помощник!

–≈√»—“–ј÷»я
  вход

¬ход через VK
забыли пароль?

ѕроверка сочинений
«аказать сочинение




ѕќ»— :

” нас более 100 000 материалов воспользуйтесь поиском! ¬ам повезЄт!

ќбраз и характер ∆изнь  лима —амгина (√орький ћаксим)

Ќазад || ƒалее

≈щЄ более значительным историческим и социальным содержанием, ещЄ более совершенным словесным мастерством, ещЄ большей глубиной психологического анализа отличаетс€ итоговое произведение √орького Ч роман Ђ∆изнь  лима —амгинаї.

Ђ∆изнь  лима —амгинаї представл€ет собой апофеоз почти полувековой "борьбы √орького против буржуазной реакционной культуры, против антинародной философии, этики и эстетики, выдвигаемых в качестве последнего бастиона эксплуататорскими классами в период их исторического крушени€.

ћожно с уверенностью сказать, что нет такого философского или эстетического ухищрени€ реакции, которое не было бы Ч в истоках своих, в самой сущности своей Ч разоблачено в горьковской эпопее.  ак бы ни изощр€лись в словесных хитросплетени€х современные западные эстеты и мистики, их туманна€ декламаци€ не может обмануть нас, нам слишком хорошо известны их предшественники: Ђрыжий философї “омилин, пришедший и в теории и, на практике к самому низкопробному цинизму, мистически экзальтированна€, враждебна€ жизни —ерафима Ќехаева, изломанна€ Ћиди€ ¬аравка и прочие декаденты, беспощадно €рко изображенные √орьким. –оман Ђ∆изнь  лима —амгинаї усиливает не только нашу политическую, но и нашу эстетическую и философскую бдительность, помогает нам разгл€деть, пон€ть всЄ то ничтожное, опасное, уродливое, противоестественное, что скрываетс€ за разговорами современных декадентских наставников об изжитости морали, о сексуальной революции, о последней свободе и т.

п. » когда мы наблюдаем на «ападе межеумочную позицию либеральной, оппортунистической интеллигенции и слышим еЄ сбивчивые рассуждени€ о гроз€щем пос€гательстве демократии на пресловутую Ђсвободу духаї, мы вспоминаем печальные блуждани€, и гордыню, и тоску беспредельную, и одиночество, и духовное поражение  лима »вановича —амгина Ч главного персонажа горьковской эпопеи.

ћы уже знаем, что √орький интересовалс€ психологией людей, наход€щихс€ в процессе самоопределени€. Ёто объ€сн€етс€ не только индивидуальными склонност€ми художника, многое творчески восприн€вшего от психологизма русской классической литературы (особенно от ƒостоевского), но и суровой требовательностью эпохи, заставившей миллионы людей размышл€ть над своим местом в социальной действительности, над своей жизненной программой.

ћонументальный образ человека, живущего в эпоху невиданных исторических сдвигов и потр€сений, но не имеющего социальной позиции и пытающегос€ определить своЄ Ђ€ї и своЄ общественное призвание, нарисован √орьким в романе-эпопее Ђ∆изнь  лима —амгинаї.

√ерой романа напр€женно, мучительно (иногда доход€ до слез) стараетс€ разобратьс€ в себе и в том, что происходит вокруг него. ¬ душе  лима —амгина посто€нно Ђкружитс€ медленный вихрь различных мнений, идей, теорий, но этот вихрь только расслабл€ет его, ничего не дава€, не всасыва€сь в душу, в разумї.

ѕодобно профессору из Ђ—кучной историиї „ехова (о которой, кстати, многозначительно упоминаетс€ в романе), горьковский герой никак не может найти общую организующую идею, котора€ вносит свет и целеустремленность в жизнь человека.

ќбраз —амгина, как и образ чеховского профессора, мог бы служить иллюстрацией к рассуждени€м знаменитого философа —пинозы о природе человеческих стремлений и побуждений, которые Ђнередко до того противоположны друг другу, что человек влечетс€ в разные стороны и не знает, куда обратитьс€ї.

Ќо чеховский профессор лишь на склоне дней вдруг пон€л, что он не знает, Ђкуда обратитьс€ї. ј —амгин начинает с бездорожь€ и кончает бездорожьем. ≈му так и не удалось Ђнайти свою тропу к свободе от противоречий, от разлада с самим собоюї. ќчевидно, здесь перед нами уже новый этап в развитии буржуазного сознани€, этап декаданса (было бы упрощением зачисл€ть —амгина в декаденты, но вли€ние ущербной буржуазной культуры на него Ч факт несомненный).

Ќельз€ сказать, что —амгин не пытаетс€ выйти из лабиринта, из буржуазного тупика. „еловек отнюдь не обломовского склада, он вовсе не склонен погрузитьс€ в дремоту повседневного существовани€, он всЄ врем€ огл€дываетс€, он мечетс€ по жизни. ≈го внутренние монологи иногда отличаютс€ страстью. Ќапример: Ђ ак вырватьс€ из непрерывного потока пошлости, цинизма и из непрерывно кип€щей хитрой болтовни, котора€ не щадит никаких идей и Ђвысоких словї, превраща€ все их в едкую пыль, отравл€ющую мозг?ї

  беспокойным размышлени€м о себе, о своей участи его толкало и социальное положение Ч положение человека умственного труда. ќднажды в юности, разгл€дыва€ в ресторане финансово-торговых воротил своего родного города, он подумал: Ђ ончу университет и должен буду служить интересам этих быковї. ƒа и в зрелые годы он порой довольно остро ощущал непри€тную дл€ него зависимость от денежного мешка.

¬ —амгине ещЄ не умерло известное уважение к заветам отцов, т. е. передовой демократической интеллигенции. ¬ этом полу двор€нине-полу разночинце, выросшем в доме, где и в период реакции 80-х годов Ђне торопились погасить все огниї, есть демократическа€ закваска (отдаленные отголоски декабризма и революционного народничества), и она побуждает его оказывать услуги революции: он распростран€ет революционные листовки; в его доме большевики всегда могут найти приют; во врем€ ƒекабрьского вооруженного восстани€ он даже выполн€ет об€занности св€зного между большевистским штабом и баррикадой, риску€ жизнью при этом.

Ќо идеалы социализма не пон€ты —амгиным, они остаютс€ ему чужды. ƒа и знает он их очень мало, представление о них у —амгина довольно-таки фантастическое. ј узнать их получше, сблизитьс€ с народом, с народным авангардом... Ётому мешает непреодолимый культ своей личности, своего Ђ€ї. — юношеских лет —амгин находилс€ под вли€нием самых разных теорий буржуазных Ђучителей жизниї, начина€ от английского социолога —пенсера до немецкого реакционного философа Ќицше. ѕреодолеть внушени€ буржуазной идеологии он не мог. ќна поработила его. ¬ результате истори€ русского интеллигента  лима »вановича —амгина становитс€ отражением истории упадка и крушени€ буржуазного индивидуализма.

¬ сюжетно-тематическом отношении —амгин оказалс€ дл€ √орького весьма удобен не только потому, что воплотил в себе многие типические свойства неприка€нных слоев интеллигенции (и не одной интеллигенции: ѕетр јртамонов знал ужас раздвоени€, мучивший —амгина), но и потому, что самгинское стремление наблюдать жизнь, всЄ обдумывать позволило худож-нику развернуть широкую панораму –оссии. ћы видим в романе картину постепенного пробуждени€ народа, видим дела и подвиги подлинно народной интеллигенции Ч особенно замечательны образ —тепана  утузова, прирожденного бойца и полемиста, и образ скромного, как бы незаметного Ђтоварища яковаї, талантливо и твердо руковод€щего геро€ми баррикады, Ч видим, как исторически обусловлена, как неизбежна и как справедлива была величайша€ революци€ мировой истории.

’арактерное дл€ √орького-психолога стремление идти по линии наибольшего сопротивлени€, вы€вл€ть все грани человеческой натуры, в частности показывать реалистически, во всей сложности людей враждебного или чуждого лагер€, про€вилось в романе Ђ∆изнь  лима —амгинаї с €ркостью и мудростью высокой классики.

Ќе говор€ уже о главном герое, изображение всех, даже самых эпизодических персонажей романа отличаетс€ многогранностью и многоцветностью. √ениально обрисован выбитый из колеи, наход€щийс€ в полном см€тении, отбившийс€ от своего класса и с чисто русским размахом ломающий всю свою жизнь купец ¬ладимир Ћютов. ќтвратителен и вместе с тем интеллектуально значителен международный хищник «ахар Ѕердников.

» ещЄ один пример: мать  лима —амгина Ч ¬ера ѕетровна. ќбраз ¬еры ѕетровны —амгиной окрашиваетс€ даже и в трагические тона, когда эта женщина, не нашедша€ счасть€ в союзе с дельцом ¬аравкой, утрачивает однажды обычную свою сдержанность, немногословность и пытаетс€ сказать об этом своему сыну,  лиму.

Ђќна судорожно терлась щекою о его плечо и, задыха€сь в сухом кашле или неудачном смехе, шептала:

Ч я не умею говорить об этом, но Ч надо. ќ великодушии, о милосердии к женщине, наконец! ƒа! ќ милосердии. Ёто Ч самое одинокое существо в мире Ч женщина, мать. ќдинока до безуми€. я не о себе только, нет...ї

”вы, сын не понимает еЄ, но она ещЄ верит в то, что он поймет еЄ Ч и продолжает:

ЂЧ √ордость, которую попирают так жестоко. ѕривычное Ч ты пойми! Ч привычное нежелание загл€нуть в душу ласково, дружески. я не то говорю, но об этом не скажешь... “ы должен знать: все женщины неизлечимо больны одиночеством...

» вдруг, взгл€нув на сына, она отодвинулась от него, замолчала, гл€д€ в зеленую сеть деревьев. ј через минуту, поправл€€ пр€дь волос, спустившуюс€ на щеку, подн€лась со скамьи и ушла, оставив сына изм€тым этой сценойї.

—колько скрываетс€ за одной только деталью Ч Ђвзгл€нув на сынаї! ≈динственный человек, от которого она ждала понимани€, Ч еЄ младший сын... » хот€ √орький ничего не говорит о том, каким было лицо  лима в эти минуты, мы видим это лицо: недоумевающее, усталое, удивленное, даже, наверное, и раздраженное... ћать больше ничего не говорит Ч просто уходит.

–оман замечателен своей глубокой, ненав€зчивой, как бы не сразу заметной, но духовно покор€ющей художественной логикой. Ќа прот€жении всего повествовани€ кажда€ иде€, отстаиваема€ тем или иным персонажем, как бы сопоставл€етс€ с действительностью, подвергаетс€ реальной исторической проверке. » мы видим, как вс€ логика исторической процесса подтверждает великую правду, отстаиваемую большевиками. ћы остро ощущаем жизненные корни пролетарского мировоззрени€, видим его постепенное становление. ” √орького были все основани€ заметить (в беседе с одним журналистом): ЂЌа прот€жении всего романа показываю, как формировались большевистские идеиї.

¬ советское врем€ √орький продолжал интенсивно и плодотворно работать также в области новеллистики, драматургии и литературного портрета.

¬ 20-е годы писателем создана своеобразна€, причудлива€, творчески дерзка€ книга Ђ«аметки из дневника. ¬оспоминани€ї. ѕестра€, эксцентрична€ коллекци€ очерковых миниатюр воспринимаетс€ как единый образ старой –оссии с еЄ талантливостью, с еЄ чудачествами, с еЄ искани€ми и спорами и всей неустроенной жизнью, многое искажавшей в люд€х и не дававшей простора дл€ развити€ дарований.

— Ђ«аметками из дневника. ¬оспоминани€миї имеют немало общего горьковские Ђ–ассказы 1922 Ч1924 годовї. Ќо здесь типическое в жизни старой –оссии и в еЄ люд€х раскрываетс€ не путем воссоздани€ реальных фактов, наблюдений, а путем их творческого преобразовани€, или, иными словами, на основе художественного вымысла.  нига эта, как и предыдуща€, замечательна своим углубленным (порой изощренным) психологизмом.  роме того, дл€ Ђ–ассказов 1922Ч1924 годовї, как и дл€ некоторых дореволюционных рассказов √орького, характерно весьма плодотворное, эффективное соединение двух эстетических начал Ч реалистического и романтического.

»сточники:

  • √орький ћ. »збранное/ ѕредисл. Ќ. Ќ. ∆егалова; »л. Ѕ. ј. ƒехтерева.Ч ћ.: ƒет. лит., 1985.Ч 686 с., ил., 9 л. ил.
  • јннотаци€: ¬ том вошли избранные произведени€ ћ. √орького: повести Ђƒетствої » Ђ¬ люд€хї, рассказы Ђћакар „удраї, Ђ„елкашї, Ђѕесн€ о —околеї, Ђќднажды осеньюї, Ђ оноваловї, ЂЅывшие людиї и др.
    ќбновлено:
    ќпубликовал(а):

    ¬нимание!
    ≈сли ¬ы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
    “ем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читател€м.

    —пасибо за внимание.

    Ќазад || ƒалее
    .


    –≈√»—“–ј÷»я
      вход

    ¬ход через VK
    забыли пароль?

    ѕроверка сочинений
    «аказать сочинение