Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход

Вход через VK
забыли пароль?

Проверка сочинений
Заказать сочинение




Поиск по сайту

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!

Как пьеса Б. Шоу «Пигмалион» и фильм «Моя прекрасная леди» отражают «социальное конструирование реальности»? (Литература XX века)


Прочитав тему эссе, я сразу же заметил различие между названием «оригинального» текста Б. Шоу и его визуальным воплощением — мюзиклом, снятом во второй половине XX-го века. Первое — «Пигмалион» — отсылает читателя к древнегреческой мифологии: существует легенда, согласно которой был скульптор по имени Пигмалион, который высек из слоновой кости очаровательную девушку Галатею и вмиг полюбил её.

Выбрав именно такое название для своей комедии, Шоу сделал фокус на профессоре Хиггинсе — мастистом профессором фонетики — а также на его чувствах, вызванных долго и упорно выходившей «из грязи в князи» Элизой. Второе имя, кинематографическое — «Моя прекрасная леди» — невольно перетягивает внимание на Элизу, оставляя, однако ж, за Хиггинсом право на оценочное суждение, вынесенное в название фильма. Несмотря на это, в обоих случаях мы имеем дело с историей о внешнем и внутреннем преобразовании личности, о «социальном конструировании реальности».

Связь между стандартом поведения и классовой принадлежностью в произведении прослеживается через призму занятий двух главных героев. Элиза противопоставляются Хиггинсу, прежде всего, по фонетическому признаку. Если молодая цветочница издаёт противные, зачастую неистовые звуки вне зависимости от того, честно ли, с намерением «обидеть» ли с ней вступают в диалог, то Хиггинс всегда держит себя солидно, не отступая от «фонетического канона». Однако при этом их объединяет то, что они оба в силу своей гордости не сдерживают себя: брань поначалу несётся с обеих сторон то по очереди, то в унисон. Помимо этого, привязанностью поведения к определённой социальной группе может служить отношение Хиггинса и Элизы к деньгам: профессор спокойно расстаётся с ними, потому что у него есть уверенность в завтрашнем дне, в том, что его работа будет востребована; девушка с Ковент-Гардена вынуждена втюхивать свои цветы всякому, кто попадается ей на глаза, так как на следующее утро с небес ей не упадёт условно бутерброд с маслом. Примечательно, что в конце комедии читатель уже не видит вопящей хищной Элизы — перед ним предстаёт леди, ровно относящаяся как к своей «частной собственности», так и к окружающим, которые почему-то внезапно перестали покушаться на её «богатства».

Многие, знакомясь с этой историей, задаются вопросом: «Насколько прочными являются достижения Хиггинса?» Некоторые мои одноклассницы убеждены, что Элиза, вернувшись обратно к низам, к «накипи людского котла», по выражению американского писателя Д. Лондона, вновь переоденется в лохмотья, начнёт питаться всякой дрянью, сменит речевой регистр на изначальный, «природный». Проще говоря, главная героиня «Пигмалиона» — Маугли, которого невозможно перевоспитать. Я с этим категорически не согласен. Даже в первом абзаце моего эссе проскальзывает намёк на то, что конструирование новой личности есть процесс кропотливый, походящий чем-то на вырезание скульптуры из непонятной глыбы. Очевидно, что Элиза-леди состоит не из глины, и лондонские дожди не смогут ей по своему хотению придать новую «форму». Доказательством этому может служить момент возвращение девушки после «экзамена» в Ковент-Гарден. Мало того, что её там не узнали, так она ещё не увидела в одной из цветочниц некогда себя-замухрышку. У меня сложилось такое впечатление, что Элиза не видит в прошлом, окованном заботами и дрязгами существовании жизнь.

«Человеческая природа — социо-культурная переменная», — считают социологи П. Бергер и Т. Лукман. Обстановка, царящая в доме Хиггинса, стала для Элизы новой реальностью; её характер (та самая переменная) изменился под влиянием среды. Я считаю, что «создание» профессора фонетики не вернётся к «началу координат», ведь человек, однажды познавший высшее наслаждение, будет с осторожностью относиться к недолгоиграющим и, как правило, искусственным приятностям.

В чём промахнулся Хиггинс, так это в неопределённости жизни Элизы после эксперимента. Стать владелицей цветочного магазина она явно не сумеет (там же люди, которые разговаривают на «непонятном» ей «языке»), но и оставаться в роскоши без чьего-либо покровительства тоже нельзя… однако будем честны, профессор не планировал отпускать Элизу на «волю». Привязанность к «подопечной» оказалась слишком сильна для того, чтобы расстаться с ней, как с рядовыми клиентами. Таким образом, Хиггинс на практике доказал, что «переплавка» человеческой сущности возможна, но только при том условии, что личность и реальность, актуальную для этой личности, конструирует социум.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

Полезный материал по теме

И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском


РЕГИСТРАЦИЯ
  вход

Вход через VK
забыли пароль?

Проверка сочинений
Заказать сочинение














Заказать сочинение
Заказать сочинение
Заказать сочинение
Заказать сочинение

Заказать сочинение
Заказать сочинение
Заказать сочинение