Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход

Вход через VK
забыли пароль?

Проверка сочинений
Заказать сочинение




Поиск по сайту

У нас более 50 000 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!

Баллада — самое важное поэтическое открытие романтиков (Литература XVII—XVIII веков)


Русские одисты XVIII века спорили практически обо всех аспектах стихосложения и поэтического языка, но они были единодушны в своем убеждении, что поэзия — это благородное дело, заслуживающее внимания образованной публики. Они пытались систематизировать свои взгляды в трактатах, чтобы достаточно образованный человек, следуя их четко определенным правилам, мог стать поэтом. Величайшим препятствием для поэзии было отсутствие знаний, ибо ничего стоящего не мог создать непросвещенный ум. Такие предпосылки привели к тому, что эти поэты отвергли русскую фольклорную традицию как грубую и варварскую. Даже исключительный и эксцентричный Третьяковский, который в трактате 1735 года сделал преувеличенное (и в значительной степени неточное) заявление о том, что его система стихосложения основана на местном фольклоре, не оспаривал "недостаток мастерства" этих необразованных поэтов. Более того, его высказывание настолько не соответствовало общему настроению того времени и вызывало такие насмешки среди современников, что сам Третьяковский опустил его, когда переиздавал свой трактат в "исправленном" варианте.

Итак, на протяжении всего XVIII века фольклор — в той мере, в какой он вообще привлекал к себе внимание, — существовал на периферии серьезной поэзии.

Однако к началу XIX века возникла совершенно новая эстетика. Романтизм, с его верой в божественное вдохновение и неприятием унаследованных правил, взял Европу штурмом, и он не терял времени, приходя в Россию. Одна из ветвей европейского романтизма (строго говоря: проторомантизм) привела к появлению элегии, которая была сосредоточена на индивидуальном чувстве, а не на прославлении государя или назидании публики. Другая нить отреклась от цивилизованного мира города, ища творчества среди необразованного сельского населения. Поэты-романтики рассматривали вековое неписаное поэтическое наследие как драгоценный ресурс и радовались той самой грубости, которая так ужасала их предшественников-неоклассиков.

Для всеядных русских поэтов XIX века увлечение фольклором принимало различные формы. Родные традиции послужили отправной точкой в ряде блестящих — хотя и свободных — экранизаций: Пушкинской "Сказки", Лермонтовской "Песнь о царе Иване Васильевиче", Некрасовской эпопее "Кому хорошо живется на Руси?. Однако поиск народного вдохновения был не столько вопросом национализма, сколько интернационализма. Великие поэты России не стеснялись расширять свои границы и приручать западноевропейские образцы.

Баллада была, пожалуй, самым важным поэтическим открытием романтиков. Были написаны бесчисленные баллады, которые включали в себя транскрипции фольклора, а также адаптации, имитации и стилизации. Эти "литературные" баллады иногда имели слабую связь с реальным фольклором, но тем не менее они радовали читателей. Хотя нет ни одного признака, определяющего балладу, несколько элементов повторяются в этих произведениях с частотой. Прежде всего, баллады — это повествования, как в том смысле, что они должны звучать повествуемо (то есть устный, а не письменный текст), так и в том смысле, что они ориентированы на сюжет. Элегия могла включать в себя грубый набросок сюжета, но акцент всегда делался на отношении говорящего к нему. Оды часто описывали события (например, сражение), но только как часть большого панегирика. Если одический поэт постоянно прерывал свое повествование, чтобы выразить восторг или эмоциональную вовлеченность, то балладист склонен был избегать авторского комментария и всех форм морализаторства. Баллада обычно предполагает дистанцию между рассказчиком и его объектом; отсюда преобладание повествования от третьего лица. Герои баллад, типажи персонажей, а не тщательно вытравленные портреты, действуют спонтанно и даже иррационально, редко задумываясь о последствиях. Место действия баллады отдалено от современной цивилизации как во времени, так и географически. В соответствии с верованиями необразованных людей, которые первоначально были их авторами, баллады часто включают элементы сверхъестественного, с фольклорными или магическими силами, оказывающимися более мощными, чем человеческая воля.

У европейской баллады не было особых формальных требований, но были определенные особенности, которые отличали ее от более ранней поэтической традиции. Поскольку этот жанр берет свое начало в "бесхитростной" речи простых людей, авторы баллад стремились к простоте языка, полагаясь на прямые выражения, а не на запутанный синтаксис и сложные тропы. Метр значительно варьировался, хотя троичные метры и акцентный стих (долник) появлялись чаще, чем в большинстве других жанров. Очень часто линии четырех напряжений чередовались с линиями трех напряжений. Рифмы были обязательны, с преобладанием мужских рифм.

Задача заставить европейскую балладу говорить по-русски была блестяще решена Василием Жуковским. Его стихотворные переводы немецких и английских баллад были настолько удачны, что по сей день его почитатели часто забывают, что они читают переводы. Баллада Вальтера Скотта "Канун Святого Иоанна" и ее перевод Жуковского дают хорошее представление о типичной западноевропейской балладе и ее русском воплощении. В основе сюжета - измена и месть. Барон Смайлхом предательски убивает любовника своей жены, сэра Ричарда из Колдингема. Откликаясь на мольбы баронессы, сэр Ричард возвращается из могилы для последнего свидания через три дня после своей смерти, накануне Дня святого Иоанна. Только в лаконичных заключительных строфах поэмы раскрываются последствия этого сверхъестественного события: Барон становится монахом, а его жена-монахиней.

Скотт опубликовал эту мрачную историю (действие происходит в шестнадцатом веке, на основе шотландской легенды) в 1801 году. Когда Жуковский — уже известный поэт-представил свою версию русской цензуре в 1822 году, она была отклонена к публикации по моральным соображениям, так как в ней не было "ничего полезного для ума и сердца". Жуковскому было разрешено опубликовать поэму два года спустя, только после внесения нескольких изменений и включения сносок, в которых он (с сомнительной искренностью) подчеркивал религиозно-этическую подоплеку поэмы.

Обновлено:
Опубликовал(а):

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

.

РЕГИСТРАЦИЯ
  вход

Вход через VK
забыли пароль?

Проверка сочинений
Заказать сочинение