Творческая судьба Гюстава Флобера - Литература XIX века
Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?









-->
ПОИСК:
У нас более 4300 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!

Творческая судьба Гюстава Флобера (Литература XIX века)

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Мог ли писатель, холодный и равнодушный, сравнивать себя с гладиатором, на потеху публики раскрывающим свое истерзанное сердце? А между тем его современники, когда в 1856 г. появился его роман «Госпожа Бовари», ошеломленные жестокой правдой изображенной им трагедии, увидели в авторе скандально равнодушного бытописателя, равнодушного к своим героям, равнодушного вообще к людям.

Судебные власти были возмущены, и писатель был привлечен к суду за оскорбление морали (героиня его романа Эмма Бовари обманывала своего супруга, изменяла ему).

Авторитетный тогда журнал «Ревю де де Монд» писал: «Аморальность «Госпожи Бовари» не в отдельных сценах... а скорее в самой системе писателя, в его высокомерно афишируемом безразличии, в этом эгоистическом искусстве отрешаться от всякого человеческого чувства». В карикатуре писателя изобразили за хирургическим столом, вооруженным пилой, ножницами и лупой. В левой руке он держит пронзенное скальпелем сердце Эммы Бовари. Крупные капли крови падают из сердца в стоящую на полу чернильницу. Писатель-«хирург» с любопытством и без трепета душевного рассматривает сердце пациентки. Таким предстал современникам Гюстав Флобер.

Разберемся, однако, так ли уж правы были критики Флобера?

«Мыслить — это страдать», — сказал однажды писатель. Мыслить — значит понимать несовершенство мира, и он понимал и ненавидел этот мир, мир обывателей, приземленность их интересов и пытался уйти в «башню из слоновой кости». Там холодно, но там «сверкающие звезды и не слышишь индюков».

Флобер трагичен и в жизни и в творчестве. Высокий, красивый, «голубоглазый галл», как его называли, был поражен неизлечимым недугом — эпилепсией. Оказаться застигнутым в самое неподходящее время и в самой неподходящей обстановке непредсказуемым и неожиданным припадком, одно сознание, что такое может произойти, удаляло его от общества, делало «нелюдимым». Почти всю свою жизнь он провел в небольшом имении Круассе близ Руана. «Я, как говорится, медведь, — живу монахом, иногда (даже в Париже) по неделям не выхожу из дома». Флобер так и остался холостяком. В его «донжуанском списке» мало женских имен. Была длительная дружба с Луизой Коле, но без страсти. Интересна их переписка, как всякая переписка умных людей, но, что касается любви, то вот строка из письма Флобера: «Ты говоришь, что сладострастные мысли тебя нисколько не мучат. Могу сделать такое же признание; ибо, сознаюсь, у меня, слава Богу, нет больше пола». Письмо от апреля 1854 г. Флоберу тогда было тридцать три года.

Писать начал очень рано, писал много, трудился без устали, но в печать выходить опасался. С 1851 по 1856 г. работал над романом «Госпожа Бовари», показал рукопись своему приятелю Дюкану, который уже широко печатался и считал себя мэтром в литературе. Тот предложил поправки, самые нелепые. Флобер, ознакомившись с ними и начертав на листе слово «чудовищно», оставил все как было и отдал в печать.

Творческая трагедия писателя заключалась в том, что сочинения, над которыми он больше всего работал, менее всего ему удавались. «Искушение святого Антония», своеобразное философское обозрение духовной истории человечества, которое он без конца переделывал, не нашло широкого читателя. Роман «Бувар и Пекуше» — история двух старичков, чудачествующих над научными экспериментами, потребовал от автора огромного труда (ему пришлось перепахать груду книг по самым разнообразным областям знания, чуть ли не полторы тысячи томов). Роман остался незаконченным.

С детства устремленный в мечту, он упорно убивал в себе романтика и, насилуя себя, занимался скрупулезным описательством самых прозаических вещей, ненавидя все то, что описывал, ненавидя персонажей своих романов: бескрылых, приземленных обывателей с узким кругом житейских интересов. Мечтая о прекрасном, не веря в счастье, Флобер с жестоким упорством заставлял себя описывать пошлость, грязь, все презираемое и ненавидимое им. Последовал шумный скандал и суд: история семейного разлада показалась слишком откровенно рассказанной. Тогда на это смотрели строже, чем в наши дни.

Источник: Артамонов С.Д. Сорок веков мировой литературы. В 4 кн. Кн.4. Литература нового времени. - М.: Просвещение, 1997

Обновлено:
Опубликовал(а): katerina510

  

.
Examer.ru

регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.

Copyright © 2011-2017 «Критическая Литература»


Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение