Анализ И. И. Лажечников и его роман «Ледяной дом» Краткое содержание - Литература XIX века
Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?









-->
ПОИСК:
У нас более 4300 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!

И. И. Лажечников и его роман «Ледяной дом» (Литература XIX века)

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

В 1835 году русская читающая публика с восторгом встретила исторический роман «Ледяной дом» — новое произведение уже известного ей писателя Ивана Ивановича Лажечникова. Интерес к отечественной и мировой истории в то время был огромен: одно за другим выходили в свет многотомные сочинения русских и иностранных авторов. На книжные полки легли «История Государства Российского» Н. М. Карамзина, «История русского народа» Н. А. Полевого, труды Гизо и Тьери. В журналах не угасали бурные споры на исторические темы.

События прошлого стали прочным достоянием художественной литературы: исторические сюжеты составили основу дум и поэм Рылеева, национальный колорит и нравы древности воскресил Катенин, таинственностью романтического повествования увлекал Бестужев-Марлинский, горячо обсуждались произведения Н. Полевого, М. Погодина и многих других. Большой популярностью пользовались романы Вальтера Скотта — ими зачитывались, их изучали, открывая новые способы художественного освещения старины. Углубляясь в историю, русские писатели осваивали принцип историзма. Высший этап исторического мышления был достигнут в те годы Пушкиным в поэме «Полтава», трагедии «Борис Годунов»; неоконченном романе «Арап Петра Великого», а впоследствии в «Медном Всаднике» и «Капитанской дочке».

Изображение истории в нашей литературе носило далеко не бесстрастный, академический характер. Уроки истории служили лучшему пониманию современности. После разгрома восстания декабристов передовые люди были встревожены судьбами страны и задумывались над той целью, какая предназначена России на перекрестках мировой истории. В прошлом искали истоки национального характера, причины неудач революционных выступлений и решение острых, жизненно важных, злободневных политических проблем. Краски исторические сливались с красками политическими. В кругу исторических произведений 1830-х годов, обладавших серьёзным общественным и художественным содержанием, роман «Ледяной дом» занимает почетное место.

Его автор, Иван Иванович Лажечников, родился 14 сентября 1792 года в семье богатого коломенского купца, дом которого «славился роскошью своего убранства», гостеприимством и хлебосольством. Семейный быт Лажечниковых ничем не напоминал замкнутое и заскорузлое домашнее существование, типичное для тогдашнего купечества. Отец Лажечникова вел знакомство с выдающимся просветителем Н. И. Новиковым, был начитанным и культурным человеком. Своему сыну он дал писатель, таили опасность политических иллюзий и легко могли быть сопоставлены с николаевской современностью.

События в романе воспроизводят заключительный этап борьбы Волынского с Бироном, результатом которой оказался несправедливый приговор, вынесенный императрицей Анной Иоанновной видному государственному деятелю, возвышенному сначала Петром I, а потом и ею. Правда, невиновность Артемия Петровича Волынского была признана Екатериной II, что и открыло Лажечникову, как и другим писателям, в частности Рылееву, возможность художественного освещения этого неприятного для самодержавия факта. Однако «ошибку» Анны можно было трактовать как единичный и нетипичный случай, хотя и досадный, но не колеблющий самый принцип самодержавной властщ Многие историки так и поступали, перелагая всю ответственность на Бирона. Между тем уже Пушкин проницательно заметил, что дело не столько в Бироне, сколько в Анне Иоанновне и, следовательно, самодержавной власти вообще.

В романе «Ледяной дом» невиновность Волынского очевидна с самого начала. И это еще более усугубляет произвол императрицы, которая обрекает на смерть верного слугу. Сюжет романа прямо связан с критикой тирании и деспотизма. Писатель подвергает сомнению непогрешимость царствующей особы, что само по себе было весьма опасно. Несмотря на то что Лажечников пытался всячески оправдать Анну, нарисовал ее лично слабой, болезненной, вечно неяомогающей женщиной, окруженной шутами и дураками, неспособной заниматься государственными делами, из его повествования вырастает не только этот образ императрицы. Поступки и все поведение Анны контрастны декларациям писателя и раскрывают ее как капризную, гневливую, своенравную, самовластную и трусливую самодержицу. Анна издевается над своими подданными, унижет их человеческое достоинство, раздавая оплеухи направо и налево, забавляется шутовскими свадьбами, вроде той уродливой потехи, ради которой Волынский по ее повелению выстроил ледяной дом. Характерно, например, что Волынский, отражая авторскую точку зрения, верит в мудрую справедливость Анны. Он считает: достаточно поведать императрице о бесчинствах Бирона, и «русской партии» будет обеспечена победа. Но, рассказав царице о кознях ее любимца, он все-таки не спасает ни себя, ни своих единомышленников. Таким образом, историческое сознание романиста еще не поднялось до открытого осуждения Анны Иоанновны и в ее лице принципа самодержавной власти. Но как честный художник Лажечников в самой ткани своего произведения раскрыл отвратительные стороны ее правления и ее характера. И хотя писателю не удалось обнажить причинную связь между свойствами Анны-женщины и Анны-государыни, облик императрицы далек от идеализации. Как бы ни хотел Лажечников объяснить преступное беззаконие личными качествами Анны Иоанновны и злодейскими намерениями Бирона, повествование убеждает в том, что именно самодержавие повинно в оговоре и бессмысленной казни Волынского. Тем самым бироновщина воспринимается крайним выражением антинародной политики русского самодержавия.

Если, однако, Лажечников двойствен в изображении Анны — и это ослабило историзм романа,— то обрисовка Бирона и бироновщины как чужеродной силы принадлежит к самым совершенным страницам «Ледяного дома». Удача писателя обусловлена тем, что он вскрыл язвы фаворитизма, раболепия, обнажил бесстыдную торговлю государственными интересами России, жажду личной наживы и разъедаемую корыстью нравственность придворного общества. Современники отлично понимали, что бироновщина — отнюдь не временное и случайное явление. В их памяти еще не изгладилась эпоха Александра I с ее чудовищной аракчеевщиной.

Острота сюжета определялась и противопоставлением бездарным выходцам из немецких земель «русской партии». Волынский защищает национальную политику, он русский не только по рождению, вероисповеданию, привычкам, нравам, языку, но и — главным образом — по смыслу государственной деятельности. Он продолжает политику Петра I, заботясь о благе и величии России. Между тем при дворе Николая I высшие государственные должности, как и при Анне Иоанновне, занимали Нессельроде, Бенкендорфы и пр. Их процветание оплачивалось разорением и бесправием русского народа, жестоким подавлением свободной мысли, циническим равнодушием к правам человека. Повсеместный сыск, шпионаж, «невинные забавы», распространенные при Анне, вошли в моду и в царствование Николая I. Устройство всевозможных «чайных» и «кофейных» домиков, беседок могло ассоциироваться со строительством ледяного дома, а Третье отделение мало в чем уступало зловещей Тайной канцелярии. Перекличка с домашним и придворным бытом Николая была слишком разительна, чтобы ее можно было не заметить. Многие сцены романа напоминали о том безмолвии, в которое погрузилось русское общество после расправы над декабристами. В романе людей охватывает ужас при виде «молодцев» Бирона. Жители в страхе спешат спрятаться, и улицы вмиг становятся пустынными, будто вымершими.

К безусловным достоинствам романа относится и сопряженность разных бытовых укладов. Высшая знать изображена и на торжественных приемах, и в домашнем окружении. Писатель стремился к тому, чтобы Анна, Бирон, Волынский предстали лицами официальными и частными. С этой целью Лажечников тщательно изучал исторические материалы. Русская история в то время была исследована неравномерно. Многие документы, касавшиеся царствования Анны Иоанновны, еще не обнародовал ись и хранились под спудом, а доступ к ним оказался для писателя закрыт. Тем значительнее заслуга Лажечникова, сумевшего опереться на небольшое число свидетельств и благодаря этому проникнуть в психологию людей, почувствовать общий климат эпохи и в целом правдиво передать жизнь различных общественных слоев XVIII века.

Противником Бирона, продававшего Россию Англии, выступил в романе Волынский, благородный человек, государственный муж, русский патриот, глава «русской партии». В обрисовке Волынского писатель пытался соединить противоречивые грани его облика. С одной стороны, Лажечников намеренно идеализировал Волынского как государственного деятеля, продолжая традицию, намеченную Рылеевым (дума «Волынский») , а с другой — хотел показать его частным человеком, подверженным страстям. Важнейшая черта Волынского — любовь ко всему русскому. Основываясь только на национальной принадлежности героя, Лажечников оставляет в тени социальные позиции Волынского. Такая неотчетливость художественного зрения самого писателя неизбежно привела к неясности социально-психологической характеристики Волынского в романе. Писателя занимал не исторически достоверный портрет героя, а психологический тип, сочетавший в себе государственный разум гражданина и личную страсть. Интимные чувства героя мешают его гражданской патриотической деятельности, но разум его не властен над ними. Однако Волынский не в силах предать забвению и государственные интересы, отдавшись внезапно вспыхнувшей любви к Мариорице Леле-мико. Он бьется в этих противоречиях. К чести Лажечникова, несколько механистический конфликт внутри героя — гражданина-патриота и страстной натуры — не разрешается грубо-прямолинейным превосходством разума над страстью или страсти над разумом. Для Лажечникова вполне законны и общественные добродетели Волынского, и его любовь. Чувство Волынского к Мариорице исполнено подлинной поэзии. Однако писатель подчеркивает, что для данной личности и в данных обстоятельствах свойственная Волынскому противоречивость оказалась гибельной.

В соответствии с таким замыслом Лажечников придал Волынскому идеально-исключительные черты — честность, прямоту, отвагу, гражданскую доблесть, смелость суждений, благородство. Но в таком описании героя писатель отступил от исторической правды: реальный Волынский нисколько не напоминал идеального гражданина. Это был типичный царедворец, ве®>можа, не брезговавший лестью, уличенный в служебных проступках и даже нечистый на руку. Известно, например, что однажды он познакомился со знаменитой дубинкой Петра I. Не стеснялся он и рукопашного самоуправства (истязание мичмана князя Мещерского, избиение поэта Тредиаковского, образ которого, кстати, в романе значительно искажен).

Два лика Волынского — непорочный государственный деятель и страстный человек — непосредственно связаны с сюжетом и построением романа. Борьба Волынского с Бироном осложнена тем, что Волынский, уже будучи женатым, влюбляется в прекрасную Мариорицу Ле-лемико, чей нежный и трогательно-поэтический портрет искусно выписан Лажечниковым. Вынужденный скрывать свою страсть, Волынский не может ни сдержать ее, ни избавиться от нее. Это вносит некоторый разлад в его кружок, но государственные интересы берут верх над личными чувствами: родственник жены прощает герою увлечение, полагая «преступную» любовь Волынсй)го слабостью великого человека. Гораздо трагичнее для героя то, что его «незаконной» любовью ловко воспользовался Бирон. Не гнушаясь подлыми средствами в политической битве и зная о привязанности Анны Иоанновны к Мариорице, он вовлек ничего не подозревающую молдаванскую княжну в свою интригу против Волынского.

Тем самым в романе — то параллельно, то пересекаясь — идут две линии: общественная и любовная. Порою они вовсе не спаяны и независимы друг от друга. Этот недостаток объясняется неотчетливостью ^торического облика Волынского и некоторой рассудочностью художественного мышления писателя. В традициях ХУШ века он резко поделил героев на отрицательных («злодеев») и положительных, а в соответствии с веяниями романтизма мелодраматизировал действие. «Злодеи» у него, как заметил Белинский, изображены непременно с рыжими волосами.

Они не скрывают ни своего необыкновенного коварства, ни неистовой злобы. Положительные персонажи окружены атмосферой таинственности (Мариорица, ее мать и др.)- Вместе с тем писатель исторически верно запечатлел и лукавого Остермана, и осторожного Миниха. Лажечников остался в рамках действительной истории и не подчинил ее вымыслу. Он поставил любовную, романическую интригу в зависимость от исторических событий. Трагическая судьба Волынского и его возлюбленной определяется в конечном итоге политической схваткой героя с Бироном, приведшей Волынского на плаху, а Мариорицу — к тяжелому потрясению и смерти.

Несмотря на то что роман Лажечникова не свободен от идеализации главного действующего лица, от мелодраматизма, несмотря на присущую писателю ограниченность исторического мышления, в «Ледяном доме» реалистически верно изображены нравы эпохи, ужасы бироновщины, выразительны картины бытового уклада. Эта реалистическая струя властно пробивается в романе и составляет сильную его сторону. Художественную правдивость «Ледяного дома» сразу же признала критика. «Романы Лажечникова,— писал Белинский,— были фактами эстетического и нравственного образования русского общества и навсегда останутся достойны почетного упоминания в истории русской литературы». Другой великий современник Лажечникова — Пушкин, живо заинтересованный в развитии русской исторической прозы, в письме к Лажечникову выразил твердую уверенность, что «многие страницы» его романа «Ледяной дом» «будут жить, доколе не забудется русский язык».

В. И. Коровин

Обновлено:
Опубликовал(а): Nikotin
.

Полезный материал по теме

И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском

регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.

Copyright © 2011-2017 «Критическая Литература»


Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение