Анализ Биография Первенцев Аркадий Алексеевич Часть 2 Краткое содержание - Литература XX века
Счастливого нового года от критики24.ру критика24.ру
Верный помощник!

регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?









-->
ПОИСК:
У нас более 4300 материалов воспользуйтесь поиском! Вам повезёт!

Биография Первенцев Аркадий Алексеевич Часть 2 (Литература XX века)

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Назад

Когда процесс стал затягиваться, Первенцев вылетает в Берлин и начинает поиски свидетелей обвинения среди бывших узников лагеря. Находит он их в Дрездене и пишет гневную статью «Неопрошенные свидетели». Она легла на стол суда как вещественная улика против нацистских преступников.

И все же приговор задерживается. Тогда Первенцев выступает с новой статьей — «Не пора ли кончать?», выдвигая ряд неоспоримых убедительных аргументов.

В начале 1946 года Первенцев вылетает в Лондон для участия в заседаниях первой сессии Организации Объединенных Наций.

Пребывание в Англии помогло писателю присмотреться к послевоенному западному миру, уловить его противоречия. Все увиденное претворилось потом в пьесе «Младший партнер». Острая публицистическая пьеса была первым драматургическим произведением, затрагивавшим животрепещущие вопросы большой международной политики.

В послевоенной советской литературе тема борьбы за мир заняла почетное место. Первенцев побывал во многих странах: во Франции, Австрии, Чехословакии, Болгарии, Китае, Дании, Швеции, Ираке, Вьетнаме, Корее, Албании, Исландии, США, Мексике. И это были не просто поездки, а поистине патриотическая деятельность во имя мира.

Поездки по разным странам с миссией мира помогли писателю создать киносценарии «Братья», «Герои Шипки», «Фуртуна», целую серию публицистических статей, очерков, книжек: «В Корее», «В Исландии», «По дедовскому следу» и другие.

В эти же годы вышел роман «Честь смолоду», удостоенный Государственной премии СССР. Роман выдержал десятки изданий« был переведен на многие языки. Эту книгу автор посвятил советской молодежи и Ленинскому комсомолу. Бывший кубанский комсомолец отдал должное родному краю, отыскав в нем своих героев — Лагунова, Неходу, Люсю, Анюту и многих других.

Идейный замысел романа «Честь смолоду» — показать права и обязанности нашей молодежи, ее ответственность за сохранение и процветание того, что в жестоких боях завоевали отцы. Писатель обращается к советской молодежи с призывом беречь и приумножать революционные традиции.

Первенцев прослеживает судьбы своих героев па протяжении полутора десятка лет.

Борьба с кулачеством, коллективизация, начало индустриализации страны, Великая Отечественная война...

Участник революции и гражданской войны старый большевик Иван Тихонович Лагунов стремится воспитать своего сына Сергея в духе революционных традиций. Друг Ивана Тихоновича, тоже старый большевик, Устий Тимофеевич в беседе с Сергеем говорит ему: «Будь мужественным, Сергей. Не заискивай перед другими. Держись гордо. Эти качества потом пригодятся в жизни. Отец завоевал тебе государство, построил новую жизнь, закладывает камни для фундамента твоего будущего... Кому же мы можем довердть и передать из рук в руки наше молодое и выстраданное государство?»

И вот для молодого человека настала пора больших испытаний мужества, преданности стране и народу. Сергей, как и его погодки, стал защитником Родины, прошел трудный путь от рядового солдата до офицера Советской Армии. Сталинградская битва была для него закалкой характера, мужества воина.

Бои за Сталинград — одна из удачных глав романа. Причем автора привлекают не столько батальные картины, сколько внутренний мир героев, участвующих в этих боях. Вместе с Сергеем Лагуновым плечом к плечу сражаются с фашистами друзья его детства Виктор Нехода и Яша Волынский.

В героях романа «Честь смолоду» Первенцев показал лучшие черты советской молодежи. В трудную для страны годину молодежь доказала, что она достойна своих отцов.

Проблеме взаимоотношения поколений посвящен и роман «Оливковая ветвь». Эта книга о советских ученых, ракетчиках и металлургах. В центре внимания автора семья сталеваров Шапкиных.

В романе Первенцев устами своих героев правильно говорит о двух поколениях: «Вслушиваясь и вдумываясь, она (Людмила Кареджи) открыла его, директора завода (Шершавина), в новом для себя свете, через него видела нужду и подвиг поколения отцов, терпимых и отходчивых, исступленно злых не по своей воле и поражавших своей искренне всеобъемлющей добротой; отцов, Привыкших прорубаться в дебрях, зарубцовывая топоры и испепеляя сердца, умевших найти дорогу к зорям иногда только по путеводной искре таежных костров. Жалеют только жалких. Отцы достойны высоких и правильных чувств. И с ними рука об руку, понимая и не завидуя, помогая и не издеваясь над ними, нужно двигаться по продуманно рассчитанной орбите». Об этом поколении отцов та же героиня романа говорит: «Я часто задумываюсь над внешне простыми вещами: рядовые лица, заурядные тосты, нескладные песни... Даже трудно верится, что эти же самые люди шатают троны, заставляют дрожать империалистов, служат знаменем целым континентам...»

Над чем бы ни работал Аркадий Первенцев, воспоминания детства и юности продолжают волновать его. Зрелым мастером он пишет книгу «Баллада о детстве», основанную на автобиографическом материале. В предисловии к пей автор обращается к читателям: «Возврат к воспоминаниям о прошлом закономерен, и тем более к воспоминаньям о детстве. Чем дальше уходят годы, тем ярче и трепетней отзывается сердце на все милое, неповторимое, оставленное навсегда позади.

Нам приходилось нелегко на заре Республики Советов. Мы вступили в новую эпоху детьми. Формирование чувств, привязанностей, характеров проходило в буре огромных событий».

Со страниц «Баллады о детстве» встает мир детей, их поступки — в самобытном и неповторимом сочетании. Ярко и просто описано все, от пейзажа до внутреннего состояния юных героев.

Автобиографические мотивы играют большую роль и в романе «Гамаюн — птица вещая». Это книга о рабочем классе Москвы тридцатых годов. В романе всесторонне выписан образ Жоры Квасова, характер которого дается в динамике, развивается под воздействием обстановки.

Вторым героем повествования является молодой рабочий Николай Бурлаков. В нем можно без труда отыскать черты автобиографичности. Как и автор, Николай Бурлаков — бывший кавалерист. В романе мы найдем и партизанского вожака, очень напоминающего героя гражданской войны Дмитрия Жлобу — честного, несгибаемого, непримиримого к тем, кто, изменяя принципам, пошел по пути стяжательства и даже взяточничества.

Остроконфликтным и злободневным стал и один из последних? романов А. Первенцева «Секретный фронт». Писатель воскресил события минувших лет в одном из пограничных районов Волыни. Отгремела гроза Великой Отечественной войны, но в Прикарпатье звучат еще выстрелы, советские пограничники ведут борьбу с, коварными жестокими буржуазными националистами-бандеровцами. Из-за кордона в бывшую Западную Украину недобитые враги секретно переправляют отряды бандитов от двухсот до тысячи человек, вооруженных автоматами. Эти бандиты еще в годы войны убили нашего талантливого полководца Ватутина, а после войны — украинского писателя-коммуниста Ярослава Галана.

«Секретный фронт» написан па фактическом материале, имеет живых прототипов, в нем очень динамичный сюжет, он читается с большим увлечением.

У бандеровцев были требовательные и неглупые наставники, зарубежные субсидии, налаженная система руководства и порабощающая, всесильная власть страха. Автор показывает, что политическая борьба — всегда результат столкновения идеологий. Сначала битва за умы, а потом уже идет в ход оружие. .Политической бдительности учит книга А. Первенцева.

«Секретный фронт»— роман многоплановый. Тут и боевые будни советских пограничников, и организация первых колхозов в освобожденном Прикарпатье, и широкие картины жизни и борьбы бандеровцев, закулисная игра апостолов человеконенавистнической идеологии буржуазного национализма. И все это показано выпукло, ярко, достоверно.

Восхищают читателей мужество наших пограничников-чекистов, их выдержка, моральное превосходство над врагами. Чего стоит операция лейтенанта Кутая и старшины Сушняка, когда они вдвоем под видом доверенных мюнхенского эмиссара Стецко идут брать самого грозного и опасного главаря банды Очерета. Нет, не напрасно националисты оценили головы пограничников — Кутая в девяносто, а его товарища Сушняка в сорок тысяч карбованцев. А украинская дивчина комсомолка Устя, руководившая дружиной комсомольцев по борьбе с бандеровцами! Это настоящая героиня, достойная подражания.

Роман Аркадия Первенцева «Секретный фронт»— произведение большого политического звучания.

Первым из советских писателей он в художественном произведении «Остров Надежды» осветил с большой достоверностью сегодняшний мир наших подводных атомных ракетоносцев. Маршал Советского Союза А. И. Еременко писал об этой книге: «Любовь его к морякам поистине неистребима. Любезный моему сердцу кавалерист Первенцев — ныне капитан первого ранга запаса. Ни много ни мало, пять лет отдал писатель изучению материала, нового не только для него, но и для всей нашей литературы. И вот перед нами его роман «Остров Надежды», посвященный людям томного подводного флота».

Писатель проник в святая святых — рассказал о тех, кому Родина доверила самое могучее оружие современности... Читатель узнает в героях нового романа Аркадия Первенцева внуков легендарного Кочубея, во имя спокойствия и счастья своего народа оседлавших не казацкого коня — атомную энергетику, вооруженных не саблями, а могучими боевыми ракетами.

С большой похвалой отозвался в «Правде» о книге начальник Политического управления Военно-Морского Флота адмирал В. М. Гришанов.

Писательское кредо Аркадия Алексеевича Первенцева предельно четкое и ясное. Можно привести выдержки из статьи «Путеводная звезда», опубликованной в журнале «Октябрь» за 1969 год, членом редколлегии которого он является много лет.

«Наши идейные противники по ту сторону кордона шумят о необходимости «раскрепощения» личности, которая, мол, скована при условиях социализма «рамками» гражданской ответственности. Это старые козыри в руках империалистической пропаганды...

Чем же занята «свободная» литература якобы свободного Запада?

Под флагом свободы ныне яростно наступает реакция. Ей уже мало места на полях газетных страниц. Она лезет из кожи, чтобы уничтожить противников на полях настоящих битв. Революцию надо уметь защищать...

Идейный порох необходимо держать сухим. Идеологическая борьба не прекращается, нас атакуют справа и слева, применяют коварство и хитрость, вталкивают «троянских коней». Атакуют сознание. И если следовать предупреждениям Владимира Ильича, то нельзя отсиживаться только в обороне, надо наступать, потому что враг сам не поднимет рук, не выбросит белый флаг...

Писательское перо на равных правах встало в строй вместе с клинком, молотом, резцом... К литературе жадно потянулись массы. Советская литература — это подлинно народная литература. В служении народу — ее высшее призвание.

Вся история литературы,— продолжает писатель,— подтверждает, что в ней прочно сохраняются имена только тех, кто правильно расходовал свой талант, чутко прислушивался к голосу масс, кто свое творчество накрепко связал с судьбой своего народа. Такие художники заслужили благодарность не только современников, но и потомков, их имена на веки сохранились в намят и сменяющихся поколений».

Первенцев любит свою родную землю, знает жизнь современного кубанского села, в сложной мозаике наших дней умеет разглядеть главное.

Не всегда солнечно на Кубани. Зимой 1969 года пыльные бури, затемЕшвглие кубанское небо много дней подряд, выдули посевы почти во всех районах края, сильно нарушили плодородный слой почвы. Первенцев собирал материал в колхозах для своего романа «Черная буря» об этом страшном стихийном бедствии.

Вот как он пишет об этой зиме: «Где-то в безжизненных пустынях рождался для вторжения циклон. Степняки называют его «шурган». Песчано-бугристые полупустыни Прикаспия, калмыцкие степи с намывами языкастых песчаных бурунов, эти страдальческие морщины земли принесли восточные ветры с их зловеще-планомерной цикличностью: трое суток — не перестал, еще трое суток, затем девять, спад, тишина, и снова на километры вверх, закрывая солнце, зловещий тайфун Предкавказья — черная буря.

Поля высыхали, выдувался верхний почвенный покров, вместе с ним озимые пшеницы. От тяжести мелкозема трещали кровли ферм, кошары иногда не выдерживали, рушились. Уносило незакрепленные скирды, ломало столбы коммуникаций, рвало электрические провода, заносило колодцы и реки, лесополосы и каналы...»

Писатель рассказывает о стойкости и мужестве тружеников Кубани во время обрушившихся на Краснодарский край бедствий. Драматично и психологически достоверно даны образы колхозников, рабочих, ученых, партийных и советских работников, победивших стихию.

«Все герои в романе Аркадия Первенцева живут той полнокровной и самозабвенной жизнью, которая их деяния и труд возвеличивает до подвига», — так писал о романе Николай Задорнов.

Свое 70-летие Аркадий Алексеевич Первенцев встретил за рабочим столом с новыми творческими замыслами. Широк и разнообразен круг его писательских интересов. Если «Над Кубанью»— широкое полотпо, раскрывающее становление Советской власти И борьбу за нее, то роман «Черпая буря» — это как бы возвращение верного сына Кубани на родную землю, в мир зрелых колхо-80В, в их битву со злыми силами природы. Но нет, это не возвращение, он и не расставался с родным краем, будучи неоднократно Набираем от его тружеников депутатом Верховного Совета РСФСР.

Правительство высоко оценило творческую деятельность Первенцева, наградив его орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета», многими медалями, а за боевую деятельность — орденом Отечественной войны I степени.

Писатель продолжает свой труд. О ближайших планах он говорит: «Хочется написать еще книгу о героических годах — о первых пятилетках, о ломке старых укладов деревни, о создании колхозов и о рабочем классе Кубани — то есть книгу о моем поколении, поколении ныне творящих новую жизнь».

П. Иншаков

Источники:

  • Первенцев А. А. Собрание сочинения. В 6-ти томах. Т. 1. Кочубей. Роман. Баллада о детстве. Повесть. Предисл. П. Иншакова. М., «Худож. лит.», 1977. 566 с

  • Аннотация: В том вошли написанные в разные годы, но близкие тематически роман «Кочубей» — произведение, ставшее классикой советской литературы, и «Баллада о детстве» — лирическая повесть о начале биографии поколения, к которому принадлежит Аркадий Первенцев.

Обновлено:
Опубликовал(а): Nikotin

  

Назад
.
Полезный материал по теме

И это еще не весь материал, воспользуйтесь поиском

регистрация | забыли пароль?


  вход
логин:
пароль:
Запомнить?



Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.

Copyright © 2011-2017 «Критическая Литература»


Яндекс.Метрика Система Orphus Скачать приложение